Семейная психология

12/2005
38/2004
29/2004
12/2002
17/2002
16/2004

23/2004

04/2004
01/2004
02/2003
29/2003

ПОИСК

ИНФОРМАЦИЯ

О нас
Контакты
Где купить?
Реклама на сайте
Подписка на новости
Карта сайта



  главная    содержание    форум    архив  

Статья

НЕЛЮБИМЫЕ ДЕТИ

В жизни многих людей бывает так, что им долго не удается создать семью, им часто тяжело знакомиться с людьми, заводить дружбу, контактировать с другими... Почему так происходит? Что мешает этим людям быть активными, работать, наслаждаться жизнью, любить? Только ли это заниженная самооценка и боязнь нового?

Психологи часто говорят, что в большой степени на такие проблемы влияет эмоциональная депривация (лишение). Это значит, что если в детстве, особенно в раннем, ребенок был лишен внимания, заботы, ласки, чувства защищенности со стороны родителей, то в дальнейшем это может проявиться в различных и иногда довольно серьезных психологических или даже психических проблемах.

Так ли это на самом деле? Попробуем в этом разобраться и начнем, как водится, с понятия депривации и того, каковы ее последствия у животных.

 

ДЕПРИВАЦИЯ. ЭКСПЕРИМЕНТЫ

Психическая, эмоциональная депривация — это состояние, которое возникает в тех случаях, когда человеку (или даже животному) не предоставляется возможности удовлетворить свои базовые, жизненные потребности в течение того времени и в той мере, в какой ему это необходимо.

Когда ребенок рождается, ему нужно, помимо тепла и еды, еще и что-то другое: контакт с материнским лицом, телом, да и просто ощущение ее присутствия где-то рядом. И даже если у малыша еще не сформировалась такая потребность, все равно важно удовлетворить ее в первую очередь.

Чтобы исследовать важность депривации, проводились разнообразные эксперименты. Так, были взяты две группы собак из одного и того же помета. Щенки в первой группе содержались все вместе и могли беспрепятственно общаться друг с другом. Животные из второй группы размещались по «одиночным» клеткам и были, таким образом, предоставлены только сами себе. Когда щенят из этих двух групп сравнили между собой, оказалось, что животные из изолированных клеток более боязливы и подвержены влиянию окружающей среды, чем те, которые содержались все вместе.

Но животные — это одно, а люди, как известно, совсем другое. Понятно, что подобные опыты не могли проводиться на детях; для того, чтобы как-то восполнить информационный пробел, такие исследования проводились на взрослых добровольцах. Эти люди, физически и психически здоровые, помещались по одному в звуконепроницаемые камеры. Им на глаза надевались очки, пропускавшие только рассеянный свет, в уши вставлялись резиновые беруши, а руки покрывались специальными материалами, сводящими тактильные ощущения испытуемого к минимуму. В таком виде человек должен был лежать на кровати, ничего не делая, и двигаться только по необходимости — есть и посещать туалет...

Изменения, которые произошли с этими людьми, стали заметны уже через несколько часов. У них нарушилось мышление, внимание не удавалось сосредоточить на чем-то одном, увеличилась внушаемость, а настроение стало очень неустойчивым: могло колебаться от раздражения до веселья буквально в течение нескольких минут.

Кроме этого, у испытуемых снизилась умственная деятельность: даже по выходе из этого эксперимента они в течение суток не могли решать достаточно простые математические примеры. Поэтому не было ничего удивительного в том, что большинство добровольцев после трех суток такого «сенсорного голода» отказались продолжать участвовать в эксперименте. С теми, кто остался, происходили куда более серьезные вещи.

Сначала у них перед глазами начинали мерцать точки и черточки, но скоро они превратились в самые настоящие, разноцветные и очень реальные галлюцинации, которые сопровождались различными нелепыми идеями, которые никак не были связаны с реальной действительностью — то, что в психиатрии принято называть бредом. Причем это были не просто субъективные наблюдения врачей: в данный период у добровольцев выявлялись четкие патологические изменения на электроэнцефалограмме... Иными словами, у испытуемых на основе сенсорной депривации развился настоящий психоз.

А что может происходить с новорожденными детьми, если поместить их в схожие условия? Наверное, у них не будет таких же сильных изменений. Ведь и щенята, помещенные в изолированные клетки, тоже чувствовали себя там вполне комфортно. Но это только там. При попадании в «реальный мир» такие животные пугались, а здоровые щенки, оказавшись в изолированных клетках, просто изнывали от скуки: по сути, общаясь друг с другом, они были «умнее», чем их одинокие собратья.

Скорее всего, нечто похожее происходит и у маленьких детей: в глубинных пластах их психики формируются сначала неявные изменения, которые позже, во взрослой жизни, оказывают влияние на всю последующую жизнь человека.

Судьба таких детей может сложиться по-разному. У кого-то из них не было родителей, у кого-то они были, но по тем или иным причинам не могли уделять своим детям достаточно внимания. Что же может происходить с ребенком, когда его депривируют, по сути, самыми важными для него людьми на раннем этапе развития — родителями? Постараемся в этом разобраться и начнем, разумеется, с самого важного человека в жизни малыша — с его мамы.

 

МАТЬ

Ни для кого не секрет, насколько важна фигура матери для того, чтобы ребенок мог расти и развиваться гармоничной и душевно богатой личностью. Насколько сильно ее влияние на ребенка в разные временные отрезки его жизни?

Когда ребенок рождается, ему страшно. Очень страшно. И он будет бесконечно благодарен тому человеку, который спасет его от хаоса того нового мира, в который его так неожиданно «выпихнули». Ему нужен человек, рядом с которым в этот критический момент он сможет выжить. Человек, который даст безопасность, пищу и тепло. Этим человеком может быть мать ребенка, и для того, чтобы он ощутил, что не один, ему нужно почувствовать своим телом тело матери.

Это очень важно, и когда здорового, только что родившегося ребенка выкладывают на живот матери, это дает ему что-то действительно неоценимое. Наверное, можно даже сказать, что после этого многое в жизни такого маленького человечка будет идти хорошо.

Но, к сожалению, так бывает далеко не всегда. Недоношенные, больные дети сразу же отделяются от матери, и женщина может прикоснуться к своему сыну или дочери иногда только через месяц после рождения, а то и еще позже...

Что же происходит с ребенком, если целый месяц он лишен матери, а руки, прикасающиеся к нему, всегда чужие и каждый раз разные? Если в самые ранние сроки после рождения ребенок не смог почувствовать близкое присутствие матери, то у этого ребенка часто нарушается так называемое «базовое доверие к миру».

То есть, если с рождения ребенок «знает», что мать всегда рядом и всегда сможет прийти к нему, стоит только позвать на помощь, он может ей доверять; он «знает», что никогда не останется один. А раз так, то у него со временем формируется и доверие к другим людям — сначала к близким родственникам, потом к знакомым, друзьям, а потом и к людям вообще. Такой ребенок, когда вырастает, уверен, что «мир не без добрых людей», причем эти добрые люди в его жизни всегда находятся.

Если же в такой критический период, как первые дни и месяцы после рождения, матери рядом нет и ребенку, грубо говоря, «не на кого положиться», то это самое «базовое доверие к миру» не формируется. В результате, если не сформировалось это глубинное, бессознательное доверие к матери, то и формирование доверия к другим людям будет происходить очень нелегко, если вообще будет. И когда такой ребенок вырастет, то ему будет сложно доверять людям, «открываться» им.

Но доверие — это всегда двухсторонний процесс, и если он никому не сможет довериться, значит, и ему никто не будет доверять, и тогда у такого ребенка, а потом и взрослого человека, наверняка будут большие проблемы с общением. Весьма вероятно, что ему будет сложно заводить друзей, общаться с противоположным полом. Ему вообще трудно доверять людям, и если он и старается быть общительным и дружелюбным, то в глубине души, даже не осознавая этого, этот человек все равно считает, что «мир — это опасное место и доверять другим нельзя, потому что они все равно обманут».

Так что последствия лишения ребенка материнского общения — это, наверное, самая страшная душевная пытка, которую можно совершить над человеком, причем главным образом мучительная своими последствиями: одиночеством, коммуникативными и прочими проблемами... Но, несмотря на это, какие-то вещи можно скоррегировать. Правда, для этого нужно помнить и о многом другом. Например, об отце...

 

ОТЕЦ

Считается общепризнанным, что мать чрезвычайно важна для ребенка. Она дает ему жизнь, выкармливает его и ставит на ноги. Но роль мужчины в жизни каждого ребенка также крайне важна. Так, если считается, что мать приводит ребенка в мир, то отец «приводит его к людям». Попробуем разобраться, как это происходит. Для девочки отец — это не просто папа, это некий образ, идеал, благодаря которому она в дальнейшем будет выбирать себе партнера. Если же у девочки по каким-то причинам нет отца (он умер или ушел из семьи), есть риск развития патологии характера, прежде всего по истерическому типу. Наиболее «опасный» в связи с этим возраст для девочек — младший дошкольный, когда эмоциональный контакт с отцом для них особенно важен. Для мальчика отец — это прежде всего образец для подражания, идеал, с которого он будет «лепить» себя самого. Для него «опасный» возраст — старший дошкольный, когда мальчик постепенно начинает идентифицировать себя с мужчиной, к этому времени формируется поло-ролевое поведение.

У любого человека есть два родителя. Просто когда отца нет (например, если мальчик воспитывается мамой и бабушкой), то бабушка, более ласковая и не такая строгая, часто становится для ребенка психологической «мамой», а настоящая мама, более строгая и требовательная, становится «папой».

Если мать воспитывает ребенка одна, то она одна становится ему и мамой, и папой одновременно. Конечно, она любит своего ребенка, но все-таки ей сложно тянуть на себе одной эмоциональный и физический груз обоих родителей. И волей-неволей получается так, что у мамы, с головой погруженной в зарабатывание денег (папина часть работы) и домашние дела (мамина часть), совершенно не остается времени на то, чтобы просто побыть с ребенком, пообщаться с ним.

И часто в результате такой депривации ребенок предоставлен сам себе, а то и вовсе никому не нужен. И тогда становится понятным, почему он столько времени может совершенно бесцельно проводить в супермаркетах, в залах игровых автоматов и прочих неподходящих для него местах. Не дома же ему сидеть в самом деле!

Или же, наоборот, постоянно опекаемый бесчисленными бабушками, да и самой мамой, без мужского примера для подражания, мальчик может вырасти безвольным, бесхарактерным. Не получив отцовского примера в плане рабочей деятельности, он будет иметь большие сложности с выбором профессии: если у него в памяти не запечатлелся образ «правильной», стабильной работы отца, то с этим могут быть проблемы.

К тому же у него могут быть серьезные нелады в общении как с противоположным полом (не было возможности наблюдать, как папа ухаживает за мамой, чтобы брать с него пример), так и со своим собственным: откуда ему знать, как мужчины общаются между собой, если он постоянно окружен женщинами?

 

ПСИХИАТРИЯ

По своему базовому образованию я — врач-психиатр, и мне в своей практической деятельности достаточно часто приходится наблюдать ситуации, когда роль родительской депривации настолько велика, что последствия ее у детей достигают клинического уровня — превращаются в болезнь.

Когда матери приходят рассказывать, как возникла болезнь у ее ребенка, выясняется, что часто мать растит своих детей одна (иногда, правда, бывает отчим), и порой просто не помнит, с каким весом родился ребенок, как он развивался до года. И каким был по характеру, когда уже мог этот свой характер проявить.

Они не помнят таких подробностей, а в некоторых случаях даже не пытаются это скрывать. Но поскольку в нашем обществе достаточно силен миф о том, что «женщина должна быть хорошей матерью, и если она не заботится о своем ребенке, то она — плохая мать», то она часто пытается просто скрыть свое отношение к ребенку. Но не нужно быть выдающимся психологом, чтобы это заметить. Как правило, такие матери — неважные актрисы и обмануть врача им не удается. Но это мало что меняет: часто некоторым матерям нет дела до своих детей, они помещают их в больницу (в том числе психиатрическую) и занимаются своими делами.

Конечно, такой ребенок получит все необходимое адекватное лечение, и эффект от этой терапии может быть очень неплохим, но в его жизни после выписки мало что изменится в лучшую сторону. Семья (мать) не сможет сразу «принять» изменившегося ребенка, его поведение вскоре снова станет прежним, и потребуется новая госпитализация... Наверное, для того, чтобы добиться в лечении действительно хорошего результата, нужно использовать и другие методы.

 

СИСТЕМНЫЙ ПОДХОД

Очень интересно и совсем по-другому эта проблема видится с точки зрения семейного психотерапевта. Для него семья — это не просто совокупность людей, а система, все члены которой (члены семьи) взаимовлияют и взаимообуславливают действия друг друга.

Такое целое — семья — всегда больше, чем просто сумма отдельных частей. И те проблемы, которые могут возникать в одной ее «части» (например, конфликт между матерью и сыном), не могут не затронуть и другие, ведь в семье всё и все взаимосвязаны. В результате семья, пытаясь сохранить равновесие, стремится как-то решить проблему с наименьшими «потерями» для себя.

Например, между супругами существует конфликт, и проявляется он в том, что они постоянно ругаются. Когда ребенок видит эти ссоры, на бессознательном уровне он воспринимает их как опасность, что родители могут развестись. На самом деле это выглядит не так уж и глупо: если подумать, распад семьи и последующий развод, как правило, начинаются именно с семейных ссор.

И тогда ребенок, опять-таки не осознавая этого, делает что-то, что может отвлечь родителей от ссор друг с другом. Например, он может заболеть. А когда ребенок заболевает, особенно серьезно, любые родители оставят свои разборки и сплотятся перед общей бедой — болезнью. Но если после того, как ему станет легче, конфликт между родителями не урегулируется, ребенок будет буквально обречен вновь и вновь болеть, чтобы хотя бы таким страшным способом сохранить шаткое равновесие в семейной системе, удержать папу и маму вместе...

На этом примере можно видеть, как связаны между собой все члены семьи и как меняются взаимоотношения между ними, когда в семейной системе что-то происходит. Например, те отношения, которые складываются между матерью и ребенком, так или иначе связаны со всеми прочими взаимоотношениями, в том числе и с родительской семьей матери ребенка.

Бывает так, что матери, которые не дают своим детям достаточно любви, в свое время сами не получили ее в нужном количестве и, соответственно, не научились давать ее другим. Проиллюстрируем сказанное примером из собственной клинической практики.

 

ПРИМЕР

К нам обратилась Ольга, 32-летняя сотрудница крупного банка, с жалобами на побеги из дома, воровство, агрессивное поведение своего сына Алексея, 14 лет. До того как прийти к психотерапевту, она испробовала много способов удержать ребенка дома, вплоть до того, что просто запирала его в квартире до своего прихода с работы.

Естественно, это не помогало: во время своего последнего побега Алексей умудрился выбраться «на волю» через форточку их квартиры на третьем этаже при помощи веревочной лестницы, наспех сооруженной из простыней. Сам он, естественно, не мог объяснить, зачем он это сделал. Но это и понятно: тот человек в семейной системе, который является «проблемным», просто не осознает, почему с ним происходят те или иные вещи — он просто подчиняется влиянию своей системы.

Во время нашей встречи с матерью и сыном мы узнали много важных подробностей, которые помогли лучше понять, что же происходит в семье, для чего ей «необходимы» такие побеги ребенка из дома.

Когда у Ольги появился сын, ей только-только исполнилось 18 лет. Имея серьезные психологические проблемы в своей семье — агрессивного отца-алкоголика, она рано вышла замуж, стремясь любым путем уехать от него. Но этот брак не решил ее проблем.

Первые годы супружества прошли довольно хорошо. Но затем у мужа Ольги Сергея возникли трения с законом, и Ольга развелась с ним. И хотя благодаря своему твердому характеру эта женщина вскоре поднялась по карьерной лестнице достаточной высоко, трудности, которые не связаны с материальными благами, таких, как нерешенные проблемы с отцом и бывшим супругом, давили на нее.

Алексей, которому в это время было уже семь лет, жил поочередно то с матерью, то с отцом и его родителями. Однако через несколько лет Сергея посадили, и мальчик, с которым бабушка и дедушка без отца уже не справлялись, должен был переехать жить к матери. Ее же отношение к Сергею было известно: она уже давно «с этим зеком» не общалась, считая это ниже своего достоинства. Забрав сына, Ольга уничтожила все фотографии бывшего мужа и запретила Алексею даже спрашивать о папе и вообще упоминать слово «отец».

...Поведение Алексея после переезда к матери значительно изменилось: раньше просто непослушный, теперь он мог не приходить домой неделями, проводя дни и ночи в компьютерных клубах или просто бродяжничая до тех пор, пока мать при помощи милиции не находила его.

Что же случилось? Почему с сыном Ольги произошли такие разительные перемены? С точки зрения семейного психотерапевта это вполне объяснимо. Алексей своим поведением — воровством, побегами из дома, агрессивностью, которое гротескно отражало мужские черты, старался, сам этого не осознавая, показать матери важность для их семьи отца. Поэтому и решать проблему нужно было, давая Сергею «место» в системе.

А сделать это можно по-разному: побольше рассказать сыну об отце, показать ему его фотографии, написать письмо... И когда Ольга сделала это, поведение Алексея очень быстро начало улучшаться.

 

СЕМЕЙНОЕ РЕШЕНИЕ

Очевидно, что многие родители, которые воспитывают своих детей в состоянии гипоопеки, мало уделяя им внимания, в свое время также были эмоционально и психологически депривированы своими собственными родителями. Скорее всего, у их родителей тоже было не все гладко... Возможно ли сделать что-то, чтобы разорвать эту порочную «связь времен»? Семейные психотерапевты отвечают на этот вопрос утвердительно.

В подобных случаях психотерапевт «работает» на то, чтобы наладить взаимоотношения в предыдущем поколении, между матерью ребенка и ее собственной матерью и/или отцом или, как правило, с ними обоими.

Так, например, у нашей клиентки Ольги мама умерла, когда ей самой было десять лет, и отец воспитывал ее один. После смерти жены он замкнулся в себе, запил и общался с дочерью очень мало. Стоит ли говорить о том, как немного она получила от родителей той любви, которой ей так не хватало?

Сейчас она уже в течение пяти лет не общается с отцом. Почему так происходит? Возможно, потому, что это действительно трудно — найти в себе силы и простить родного человека за ту огромную боль, которую он причинил, пусть и не осознавая этого. Зато после их примирения — кто знает? — быть может, у красивой и привлекательной Ольги появится, наконец, новый мужчина...

 

ПРЕРВАННОЕ ДВИЖЕНИЕ ЛЮБВИ К...

Для того чтобы помочь членам семьи разобраться в отношениях между собой, существует множество самых разных методик, в том числе и таких, которые связаны с именем известного психотерапевта Берта Хеллингера. Ситуации, когда мать или отец ребенка по каким-то причинам не могут дать ему той любви, в которой он нуждается, Хеллингер называет «прерванное движение любви к...». О них мы и поговорим немного.

Родители заботятся о своих детях, любят их, дарят тепло и ласку. Эти дети, вырастая, точно так же заботятся о своих детях. Так любовь, которая живет в душах родителей и детей, течет «сверху вниз» — от родителей к детям, от старших к младшим. Это, по Хеллингеру, нормальное, правильное «течение любви».

Но иногда бывает так, что по каким-то причинам этот нормальный «поток любви» сверху вниз блокируется, и тогда ребенок, не получив любви и теплоты от своих родителей, не может, в свою очередь, передать ее дальше, своим детям.

В каких случаях нормальное «течение любви» может нарушаться? Такое бывает, например, если когда-то, обычно в раннем детстве, родители, пусть на короткое время, оставляют ребенка вдали от себя, например, кладут его в больницу или оставляют жить у бабушек и дедушек.

Это событие оказывает на психику ребенка настолько мощное негативное воздействие, что потом «след» от него может остаться на всю последующую жизнь. Когда любовь родителей больше не «течет» к нему, ребенок, а затем и взрослый человек, уже не может принять эту любовь ни от родителей, ни от других людей, например, от мужа или жены.

Отсюда и возникают проблемы, которые могут проявляться очень по-разному. Это может быть как ощущение собственной ненужности, никчемности, так и чисто телесные симптомы, которые на первый взгляд не имеют ничего общего с психикой. Например, в случае, описанном самим Хеллингером, это жалобы на боли в плечах, частые головные боли и давящее чувство в области живота.

Но тем не менее возобновить нормальное «течение любви» от родителей к детям, убрать эту «пробку» все же возможно. Для того чтобы это осуществить, пациент должен вернуться назад к моменту «прерывания» и постараться позволить этому движению свершиться до конца.

В своей книге «Порядки любви» Хеллингер описывает случай работы с таким клиентом. Вот ее краткое изложение.

 

ПРИМЕР

К Берту Хеллингеру за помощью обратился мужчина по имени Йоханн, школьный учитель, с жалобами на боли в плечах, частые головные боли и давящее чувство в области живота. В ответ на это Хеллингер заметил, что головные боли могут быть результатом того, что «движение любви» к любимому человеку, как правило, к матери, было «прервано» в раннем детстве.

— Ты лежал в детстве в больнице? — спросил он Йоханна.

— Да, два раза. Сначала мне делали операцию, а потом я болел свинкой.

— Тогда понятно. При твоих симптомах движение любви к родителям может быть прервано, и в это время у ребенка возникают чувства отчаяния, печали, покорности судьбе.

В дальнейшем, когда он становится взрослым и пытается вступить в отношения с партнером, воспоминания об этом периоде всплывают из бессознательного и проявляются в виде болезней. И тогда человек в этой новой ситуации, на том же самом «месте» снова прерывает свое движение любви. Вместо того чтобы завершить свое движение до конца, он сворачивает от него в сторону и начинает движение по кругу, удаляясь от момента прерывания и снова возвращаясь к нему. Это и есть невроз.

«Когда мои родители пришли в больницу, чтобы проведать меня, им не разрешили подойти к моей постели. Им позволили только посмотреть на меня издали, и, наверное, для них это было ужасно».

«Когда я сейчас смотрю на тебя, я ясно вижу, в каком возрасте ты был тогда и как плохо тебе было. Возьми стул и сядь рядом, напротив меня».

Затем Берт Хеллингер мягко наклоняет голову Йоханна вниз: «Закрой глаза, дыши глубоко и постарайся вернуться далеко назад, в детство. Сопротивляйся слабости и используй свою силу. Дыши сильно! Теперь скажи «пожалуйста». — «Пожалуйста». — «Громче». — «Пожалуйста!» — «Еще громче!» — «Пожалуйста!!!» — «Вытяни руки. Ты можешь меня обнять. Как ты называл свою мать?» — «Мамочка». — «Скажи: «Мамочка, пожалуйста!» — «Мамочка, пожалуйста!» — «Произнеси это настойчиво, изо всех сил». — «Пожалуйста, мамочка!!!» — «А теперь произнеси это абсолютно спокойно: «Пожалуйста, мамочка». — «Пожалуйста, мамочка!»

Йоханн открыл глаза. «Видишь, как плохо было ребенку? Он был в отчаянии. Но потерянное можно наверстать. В этом упражнении вдох является принятием энергии, а выдох — движением к матери».

 

«ОПЛАКИВАНИЕ»

В других случаях, не связанных с «прерванным движением любви к...», мать может «недодавать» своего внимания ребенку тогда, когда у нее самой есть определенные проблемы уже другого плана. Например, если в ее родительской семье были другие дети, которые умерли, то эта женщина может испытывать глубокое чувство вины за их смерть, потому что, как хорошая, преданная сестра, она должна была умереть вместе с ними.

Это могут быть не братья или сестры, а какой-нибудь другой ее родственник, например, если он безвременно погиб, но ему не было дано достойное место в семейной системе, не было оказано подобающее уважение. Если он погиб, то это уважение должно было проявиться искренней и прочувствованной печалью его родственников о его смерти, то есть он должен быть «хорошо оплакан». И если это не было сделано раньше (например, мать не оплакала своего погибшего ребенка после его смерти), то это должен сделать какой-то другой член системы...

Часто это «оплакивание» растягивается на всю жизнь человека. Проявляется это в том, что у него часто бывают немотивированные перемены настроения, депрессия... По видимости, именно это и происходило с одной из героинь «оскароносного» фильма «Часы» (США, 2003) — Ларой Браун, которую сыграла замечательная актриса Джулианна Мур.

...Очень многие могли бы позавидовать той жизни, которой живет Лара Браун. Она молода, красива, умна, замужем за прекрасным мужчиной, который дарит ей подарки на свой собственный день рождения. У нее есть замечательный сын, которого она очень любит, и она опять беременна. Казалось бы, чего еще хотеть от жизни? И тем не менее эта женщина чувствует себя несчастной, причем сама не может понять, почему. (Это очень характерно для тех случаев, когда семейная система делает одного из своих членов такой «плакальщицей».)

Лара даже хотела покончить жизнь самоубийством, но, несмотря на то, что она не сделала этого, жизни ее сына, в отличие от ее жизни, никто бы не позавидовал. Мальчик каждый день видел, что происходит с матерью, и иногда казалось, что он понимал ее лучше ее самой. Спустя сорок лет он умрет от СПИДа, почти сойдя с ума от одиночества и безнадежности...

Такие случаи бывают не только в кино, но и в реальной жизни. Причем они могут заканчиваться не менее трагически.

 

ЧТО ДЕЛАТЬ?

В таких случаях проведение семейно-системной расстановки часто помогает как-то прояснить ситуацию. Об этом методе мы уже писали в №1, 2004. В процессе применения этого метода становится понятно, что происходит в семье, какие ее старые проблемы не были решены, и при этом находится решение, помогающее семье устранить эти проблемы. Происходит это примерно так, как описано в нижеследующем примере.

 

РАССТАНОВКА

За помощью обратился тридцатилетний Олег, уже состоявшийся к этому времени ученый. Причина его обращения была в том, что он при своих вполне адекватных внешних данных и материальной обеспеченности никак не мог наладить длительные и серьезные отношения с женщинами, жениться. А раньше, давно, он даже лечился от депрессии.

Мы начали с ним работать, и на нашей памяти это был один из лучших клиентов. Он не пассивно воспринимал то, что говорилось ему психотерапевтами, а хорошо «работал над собой» как при встречах с нами, так и в перерывах между ними. Все было хорошо до того момента, когда мы подошли к теме родителей. Тогда почему-то «все понимающий» Олег перестал что-либо понимать, и мы перестали двигаться вперед. И с Олегом было решено провести расстановку.

На свободном пространстве он по просьбе терапевтов расставил стулья, каждый из которых обозначал кого-то из членов семьи. Это показывало ту внутреннюю «картинку» его семьи, которая была у него в голове. И выявилась интересная ситуация: папа стоял несколько в стороне, отдельно от всех, старший брат Олега — тоже, а сам Олег стоял рядом со своей матерью, причем очень близко, словно они с ней муж и жена или брат и сестра. Как будто он ее поддерживал, помогал в чем-то.

«Скажи, пожалуйста, — обратился один из терапевтов к Олегу, — а были ли в семье твоей матери какие-нибудь потери? Кто-нибудь в ее семье умирал?» «Да, — ответил он. — Моя мама из двойни». — «И что случилось с ее сестрой?» — «У нее было обвитие пуповиной, и врачи не смогли ее спасти, она умерла».

Тогда для терапевтов многое стало понятным. Ведь если в семье человека кто-то умирает, то оставшиеся в живых, особенно если это сестра или брат, могут принять бессознательное решение пойти «вслед за умершим», то есть испытывают желание умереть, которое может выражаться не только в суицидальных попытках, но и в длительной депрессии.

А поскольку сестра-близнец умерла, то мать Олега, чувствуя вину за ее смерть (возможно, именно она сама должна была лишиться жизни вместо сестры), хотела умереть. Для того чтобы этого не случилось, ее должен был кто-то поддержать, помочь. И как было видно из расстановки, этим человеком стал Олег. Понятно, что в этом случае никакие серьезные отношения с женщинами у него складываться не будут...

Чтобы убедиться в правильности этой догадки, оставалось только выяснить, какой была жизнь Олега раньше. «Скажи, — спросил его терапевт, — а чем ты болел в детстве?» — «У меня было обвитие пуповиной при родах, я дважды тонул, а еще в детстве я заболел тяжелой формой коклюша с серьезными нарушениями дыхания, из-за чего долго лежал в больнице»...

И тогда Олег все понял. Он сам догадался, что «занял место» умершей тети, и корень его проблем с противоположным полом в конечном счете был именно в этом. Удивленный и шокированный, он пошел домой. Вскоре он начал активно встречаться с женщинами, проблема была решена, и жизнь начала налаживаться, но спустя несколько недель Олег снова обратился к терапевту с просьбой проконсультировать... его мать. Та впала в тяжелую депрессию с отказом от еды и питья. Активных суицидальных действий она не предпринимала, но при этом инстинкт самосохранения практически отсутствовал, и женщина уже нуждалась в психиатрической помощи.

Понятно, почему это произошло. После того, как Олег осознал свою роль в семейной системе и вышел из нее, начав жить самостоятельной жизнью, его мать оказалась «без поддержки» и практически была готова умереть... После проведения совершенно необходимого в данном случае лечения антидепрессантами психотерапевт на встрече спросил женщину, были ли у нее какие-нибудь потери, и та ответила, что нет. И уже в конце беседы, стоя в дверях, она внезапно повернулась к терапевту и сказала: «Вы знаете, я совсем забыла. У меня в детстве умерла сестра»...

Было проведено еще несколько сессий для матери Олега с хорошим результатом. Через длительное время после работы с семьей стало известно, что у них все хорошо. Олег женился, а его мама, которая всегда отказывала мужу во внимании, потому что бессознательно была готова быть рядом с сестрой, теперь во многом улучшила с ним отношения...

 

В ЖИЗНИ БЫВАЕТ ВСЯКОЕ

Бывает и такое, что не всегда родители, как было видно из примеров, могут дать детям то, что им необходимо: хорошие игрушки, вкусную еду, тепло и любовь... Но в конце концов так ли это ненормально? Ведь на самом деле почти все люди в той или иной степени были депривированы своими родителями.

В любом случае, родители делали все, что могли сделать для блага своих детей. Они просто не могли сделать для них больше. А после, чтобы жить полноценно, нужно будет что-то делать уже самим детям. Наверное, это тоже неплохо. Когда они вырастут, у них будет выбор; а тогда, когда они родились, такого выбора у них не было.

Евгений МАХЛИН





Мнения пользователей

Лидия  (2015-01-07)
Моя мать не любила отца и все свое недовольство, как я уже поняла, обрушила на нас с сестрой. Это сломало нам жизнь. Она спилась. Я тоже была очень близко, но все-таки остановилась. Я не понимаю одного. У меня две чудесных дочери. Отношения с их отцами не сложились-совершенно чужие мне люди, но я очень люблю своих детей и внука! Это же так естественно, я их люблю с тех пор, как почувствовала в себе и до сегодня!Я не в состоянии понять,как мать может не любить. Я сильная, состоявшаяся, реализованная, уважаемая, хороший профессионал, но эта травма - навсегда! Не знаю, как из нее выбраться. Психотерапевта могут позволить себе не все...


Ирина  (2014-02-08)
Мне тоже 30 и я бы рада простить свою маму, за то, что та все детство меня эксплуатировала как "коня", изощренно издевалась и унижала, и даже когда я купила ей свое жилье, чтобы она не скиталась и не терпела сожителей-неудачников, она упорно продолжала портить мне жизнь, всеми доступными способами. Но она не кается, а от многого открещивается. Как была всю жизнь обманщицей, безнравственной и беспринципной женщиной - такой и осталась. Чуть побаивается меня, что если доконает - на прожитье не дам. И бросить ее не могу, а как контактирую с ней - гадить начинает. Давно свела общение к минимуму. Скоро помрет наверное, не знаю, какими будут мои чувства.


Вадим  (2013-12-22)
Я вырос без матери и практически без отца... с 4 класс в интернате. При живых родителях. Какое моё мнение?.. Это поломало мне жизнь. Недавно случайно нашёл одну фотографию матери, повесил её и отца в рамке на стене. С трудом конечно, больше для интерьера... а сейчас смотрю на эти фото и задаю им вопрос.. Почему вы так со мной поступили? И возникает мысль и отталкиваю, выкинуть со стены эти фото-портреты. Украли и детство и сломали психику. При том что я далеко не слабый человек, но когда вижу как матери и отцы любят своих детей, от боли и обиды, разрывается сердце на куски. Ну и прошёл конечно всё что можно пройти на улице и наркотики, и тюрьмы, и блатную романтику. Спасибо мама, да и папа тоже. Караул хочется кричать, а ведь уже 45 лет. Так что любите детей своих, а если есть возможность, помогайте и любите тем, кому любить их не кому, не своих. Лично я не знаю не первого, не второго варианта.


Ирина  (2013-02-16)
Нужно уметь прощать - сознательно чувствовать тепло к своим родителям, сначала пусть через силу, а затем станет гораздо легче. И жизнь резко поменяется в лучшую сторону. Нужно помнить, что наши родители пережили тяжелое советское время, когда мы все делали на благо общества, а конкретному человеку внимания уделялось совсем мало, к людям предъявлялись сверхтребования. Вместо Деда Мороза и Снегурочки к нашим родителям приходили Клара Цеткин и Карл Маркс :) Стоит задуматься - имеем ли мы моральное право осуждать своих родителей или стоит поплакать вместе с ними о их детстве и о своём. Прощение значительно облегчает душевные муки, только если оно искреннее, от всего сердца. спасибо авторам за понятное и простое изложение проблемы в этой статье.


Светлана  (2012-05-29)
А что делать с нежеланием жить и рожать детей, таких же депрессивных как я? Ведь моя жизнь даже мне самой не нужна!


Светлана  (2012-01-07)
У меня неоднозначное отношение к матери, любовь и обида. Мне уже за 30, но никак не могу простить, что оставила меня у бабушки, вышла замуж и уехала. И сейчас живя со своим старым алкоголиком, больная, без средств к существованию, не хочет его бросить и начать с моей помощью новую жизнь. Остается только высылать ей деньги, большую часть которых пропивает ее муженек.


Regina  (2011-08-19) 
Не могли бы вы дать советы, (написать статью), как пережить нелюбовь родителей. Мне уже 30 лет, а боль осталась. Я ходила к психологу, много думала. Все поняла, но обида осталась. Я знаю что они меня никогда не будут любить, и я их тоже. Уже не переиграешь.
Вопрос. Правда ли, что нелюбимые дети часто становятся более успешными чем любимые?


Соня  (2010-03-18) 
Мое первое детское воспоминание-пятидневка.Было еще много всяких разностей.С тех пор прошла целая жизнь.Мне уже за 40.Я ненавижу своих старых больных родителей! Особенность патологии в том, что ненавижу их с каждым годом все сильнее.Вот такой я моральный урод.


Эдуард  (2008-04-09)
Расстановки - действуют, если специалист всё делает правильно и максимально быстро, действуют если он слышит развитие человека.



Оставить мнение

Имя

E-mail (не обязательно)

Мнение


Введите код

 
  все статьи    все тесты    экспертная оценка    школа потребителя  




Яндекс цитирования Яндекс.Метрика
Rambler's Top100
Система Orphus


Нашли ошибку на сайте? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Copyright © "Потребитель".
Использование материалов сервера в on-line изданиях разрешается при наличии гиппертекстовой ссылки на semya.potrebitel.ru.
Ссылка должна содержать слова: "Журнал ПОТРЕБИТЕЛЬ. Семейная психология".
Использование материалов в off-line изданиях возможно лишь с письменного разрешения редакции.
По вопросам размещения рекламы, ошибкам на сайте, предложениям по работе сайта -


Место для рекламы: