Семейная психология

12/2005
38/2004
29/2004
12/2002
17/2002
16/2004
23/2004

04/2004

01/2004
02/2003
29/2003

ПОИСК

ИНФОРМАЦИЯ

О нас
Контакты
Где купить?
Реклама на сайте
Подписка на новости
Карта сайта



  главная    содержание    форум    архив  

Статья

НАТАША — КАПИТАН «ДЮНЫ» ВИКТОР — КАПИТАН «НАТАШИ»

 

Группа «Дюна» появилась в те уже довольно далекие времена, когда комических музыкантов было еще сравнительно мало. Редкие пародисты терялись на просторах нашей необъятной страны. И вот в 1989-м телепрограмма «Музыкальный лифт» показала видеоклип на песню «Страна Лимония». Это было что-то! А вскоре появились песни «Фирма» («Я не знаю круче слова...») и «Дай-дай». На них также сняли видеоклипы. И клипы у нас в те времена не очень умели снимать, а у «Дюны» они получились отличные. На группу обрушилась популярность...

Мы пришли к Виктору Рыбину и Наталье Сенчуковой ранним артистическим утром, то есть в полвторого, вскоре после полудня. Долго искать и расспрашивать не пришлось — увековеченный в песнях город Долгопрудный, сравнительно небольшой, где живет Рыбин, все знают. За железными воротами с надписью «Рыбинский проезд» — несколько скромных коттеджей. По нынешним временам действительно не самых навороченных. Дверь открыл сам Виктор, выслушал наши извинения за то, что мы пришли не вовремя: не опоздали, а нагрянули на полчаса раньше установленного срока; как потом оказалось, это случается не в первый раз. Гостям частенько кажется, что до Долгопрудного так далеко, а он тут, рядом, в очень ближнем Подмосковье. Вскоре вышла Наталья, оказывается, она прибиралась «к приходу гостей». Конечно же, хотелось узнать, как в «Дюне» появились хиты, что это — специальный процесс сочинения или они приходят спонтанно, как упавшее на голову яблоко?

 

— Некоторые сочиняем, некоторые приходят сами, — объяснил Виктор, — а некоторые песни покупаем. Ведь немыслимо такое количество песен написать. Но все основные наши песни, которые я считаю знаковыми, сочинил Сережа Катин, потом он, к сожалению, ушел из группы. Сейчас у нас Ренат Мансурович, его тоже иногда посещает вдохновение. Вместе мы все это делаем.

А для Наташи мы, кстати, ни одной песни сами не сочинили, потому что про любовь не получается. У нее очень хорошие композиторы, это такие «монстры» нашей музыки, как Саша Барыкин, все хиты его. Саша Лукьянов и покойный Леонид Петрович Дербенев. С ним Наташа начинала, это первый ее альбом был. Вот так вот с песнями...

А иногда мы покупаем их. Можно выменять, я вот у Сереги Катина попросил одну песню, а он мне говорит: а мне вот эта песня нравится; я ему: давай, меняемся.

Наталья: — Если к Виктору песни приходят, то обязательно во сне. И я заметила, что ему никогда не нужно оставлять их до утра, обязательно — встать и записать. Потому что утром это уже не то.

Виктор: — А я ее бужу и спрашиваю: как и чего? Она говорит: нормально!

— Ну, вот, допустим, песня «Страна Лимония» как появилась?

Виктор: — Это же было так давно. Ее сочинили коллегиально. Было такое время, 1987 год, в стране все стало меняться. Мы молодые были, по двадцать четыре— двадцать пять лет. У нас, поколения семидесятых, было в обиходе такое сленговое слово «совок»...

— Было и осталось.

— Но Советского Союза, «совка»-то, нету уже. А тогда подразумевалось, что у нас все плохо, то есть «совок».

— Это примерно то же самое, что в Америке случилось со словом «ниггер», раньше это было неприличное, чуть ли не ругательное слово, а сейчас стало свойским, разговорным, и употребляется как у нас между своими обращение «старик». И слово «совок» из ругательного, по-моему, сейчас превратилось в ностальгическое, правильное...

— ...Так вот, «Страна Лимония» высмеивала наш вечный дефицит. Мы подтрунивали над тогдашними ценностями жизни, которые считали не главными: джинсы, жвачка, фирменное мыло. Не то это все! А люди мечтали об этом. Думали о том, что есть где-то за морями «Страна Лимония». Ведь, чтобы за море попасть, нужен «лимон», то есть миллион рублей денег.

— Мне кажется, что для того, чтобы песня стала популярной, она должна затрагивать некие общечеловеческие струны, выявлять архетип, то, что объединяет многих людей, всем близко. Вот, например, метафора «Море пива» каждому близка и понятна.

— Припев я придумал. А слова попросил написать Рената (Ренат Шарибжанов, бас-гитара). Он oкончил Московский энергетический институт, учился вместе с Вовой Маркиным. МЭИ после МАИ и Физтеха — третий музыкальный институт. Слова в песне про пиво — они такие «капустные». Ренат написал пятьдесят куплетов, из которых я отобрал четыре, отредактировал так, чтобы они подошли к припеву. Получилась частушка.

А какой-то глубокий смысл в песни мы не вкладываем, он сам потом появляется. Это зависит от того, как песню подать, как ее спеть, как показать в клипе. Тогда может появиться какой-то параллельный ассоциативный смысл. Ведь раньше у нас на художественных советах очень любили доискиваться до крамолы. У Наташи с этим проще, песни про любовь, хотя тоже пытались доискиваться...

Наталья: — Что можно раскопать в песнях группы под названием «Малина»? Это была «Дюна» в женском варианте.

 

ЗАМУЖ ЗА ОФИЦЕРА

— Хотелось бы узнать о ваших корнях и истоках. Музыкальные ли у вас родители, дедушки, бабушки?

Виктор: — Наташа училась музыке, у нее образование «куртульное» — Ставропольское культпросветучилище — то, что в народе называется «кулек». Она по образованию преподаватель хореографии. Может детей учить.

— Наташа, помогло ли вам ваше культпросветучилище в начале карьеры?

Наталья: — Ну, судите сами, как только я приехала в Москву, меня сразу же взяли в танцевальный ансамбль Шубарина. Тогда, в 1988 году, это было супер, второй по значению ансамбль в Советском Союзе, лучше считался только «Ритмы планеты». Я стала ездить по стране с гастролями, помню, мы полетели в Сургут, это был мой первый в жизни полет на самолете.

Стала зарабатывать, общаться в артистическом кругу, помните, тогда блистали Муромов, Зарубина ансамбль «Ариель», и я вместе с ними выступала в сольных и сборных концертах. Это была большая школа. Потом гастроли кончились, и я вынуждена была уйти, потому что денег между гастролями не платили.

Дальше у меня был джаз-балет, варьете в ресторане «Будапешт». Достаточно долго я работала на подтанцовках. До встречи с Виктором. Он изменил мою жизнь — я запела сначала в ансамбле под названием «Малина», который он создал для меня, а потом как солистка.

Виктор: — Сейчас мы оба учимся в Институте культуры на третьем курсе, продолжаем образование. Я-то в 1983 году окончил военное училище.

— Кстати, какое училище?

— Очень секретное военное училище в городе Северодвинске. Я был мичман-подводник, по специальности — инженер по эксплуатации корабельных установок. А гражданская специальность — инженер-технолог.

— Мужественная профессия. Приходилось, наверное, в плавание, в походы ходить? И вот что меня поражает, есть певцы, которые пишут прекрасные песни об армии, флоте, а сами не служили. И есть офицеры запаса, которые песен о военной службе не пишут.

— Все приходилось. Я знаю Вооруженные силы изнутри. Мне неохота об этом песни писать. Леня Агутин служил на границе и спел о службе со знанием дела, как надо. Во флоте служил Лев Валерьянович Лещенко. Я пою иногда под настроение флотские песни, например, «Старую подлодку» и другие.

— То есть можно предположить, что когда-нибудь их запишете?

— Такие песни есть в нашем репертуаре. Песни про войну, про друзей, которые ушли. Мы их поем иногда, когда ездим выступать к ребятам в «Альфу», в госпитали, исполняем пару таких песен. Но они-то ждут от нас «про пиво», про коммуналку, про Борьку! У Наташи тоже есть серьезные песни, «Пограничная полоса», например. Но все должно быть к месту.

Я против того, чтобы в мирное время «колбасить» песни про войну. Это моя гражданская позиция.

— Расскажите, кто ваши родители?

— Они все из СССР. У Наташи папа калужанин, окончил училище Внутренних войск в Саратове. Мама из Саратова. Они сейчас переехали в Долгопрудный, Наташа их перевезла сюда. Они жили по гарнизонам, закончили службу в Пятигорске, жили в Черкесске, Сенчукова родилась в Георгиевске. А братишка ее родился в Энгельсе Саратовской области.

Наталья: — Со мной учились дети связистов, танкистов, летчиков.

— Можно сказать, что Наталья таки вышла замуж за офицера...

Виктор: —...Запаса!

— Я к тому, что девочки часто повторяют судьбы матерей.

Виктор: — Но она не знала, что я моряк. Это уже потом, когда фотографии стала дома разглядывать, выяснилось. Я там в морской форме... Родители живут здесь. Ну, как всегда бывает в их возрасте, есть проблемы со здоровьем, хорошо, что есть дети, мы то есть. Мама моя в данный момент на втором этаже готовит утку. Мы живем все вместе.

Наташины родители тоже тут жили, именно в этой комнате, в которой мы сейчас находимся, но что-то у нас не задалось. Видимо, когда близко, но все-таки врозь — жить лучше, у них квартира здесь, в Долгопрудном. Я считаю, что очень правильно мы сделали, что перевезли их из Пятигорска сюда. Лучше когда рядом, под боком.

Наталья: — К тому же эти проблемы с терроризмом. Пятигорск — это же Северный Кавказ.

— Но почему не в Москве? Ведь в основном у людей в Подмосковье дачи, а живут и работают они в Москве. Я сам с подмосковной пропиской, но живу сейчас в столице.

Виктор: — Сочувствую.

Наталья: — Там чем дороги посыпают? Реагентами, а у нас — песочком. Там же дышать нечем.

Виктор: — Нет, конечно, не из-за этого. У меня вот роддом здесь, в котором я родился, а вон там кладбище. Понимаете? Ну, где родился, там и умру. Ну куда мне еще ехать? И семья моя, соответственно, должна жить здесь. Наташе тоже понравилось жить в Долгопрудном. А Вася — уроженец Долгопрудного. У меня мама родилась в этом городе, бабушка строила этот город. Хотя она москвичка.

— Давайте вспомним в сто первый раз, как вы познакомились?

Виктор: — Мы познакомились просто на концерте. На работе. Это был служебный роман.

— По-моему, вы до Натальи были женаты?

— И до того был пару раз женат. И после знакомства с Наташей был какое-то время женат — на другой.

Наталья: — У моряка в каждом порту девушка.

Виктор: — Моряк и к тому же артист...

 

АНАЛИЗИРУЯ ДРУГ ДРУГА

— Мне хотелось бы, чтобы вы рассказали друг о друге, Виктор — о Наташе, а Наташа — о Викторе.

Виктор: — Я вижу Наташу каждый день. С утра до ночи. И она меня видит, но пореже, чем я ее.

Наталья: — Это как же?

Виктор: — Ну, одинаково мы друг друга видим. Ничего плохого сказать не могу.

— А хорошего?

Виктор: — Уже тоже. Все перепуталось в долгих семейных отношениях. И, кроме того, то, что для кого-то хорошо, плохо для другого, и наоборот. Все очень сложно. Главное, что меня радует, — то, что Наталья не домашняя, не обабившаяся, «свободных взглядов» «насчет поесть». Неохота обед готовить — и не надо, мы и не «паримся» на эту тему. Даже если мне хочется покушать, я никогда ей не скажу: «Ну-ка, иди готовь!» Или — «прибирайся!» Она молодец, адаптируется к этому. У нас работа такая. А так незаметно вроде все делает. Видите, как все чисто. К вашему приходу прибрались.

— Неужели это не заслуги домработницы?

— У нас есть, конечно, наша добрая знакомая Галя, она убирает дом раз в неделю. Но раз в неделю же недостаточно... Есть у нас друзья, у которых муж пишет записку и сажает ее на магнит на холодильник: где что протереть, где что помыть, а потом проверяет. Я очень рад, что у нас не так.

Наташа: — Нужно было освежить, потому что у нас ребенок, кот. Для меня это несложно.

Виктор: — Вася может в течение трех минут перетащить одну комнату в другую. Целиком. Вы же знаете, как это бывает. Мне не очень нравится такая официальная обстановка, когда все на месте. Но это — до пяти часов, пока Вася не придет.

— Наташа, расскажите вы о Викторе.

Наталья: — Он очень ответственный человек. Мы часто в разъездах, и для него это нормально — все держать под контролем. Но когда мы едем, он всегда спрашивает: а кто останется дома? Он всегда думает о Васе. Сын у нас «работает» ребенком в детском саду. Мы его приучили, что это у него очень ответственная работа. А так он у нас очень послушный парень.

— Проблем нет у вас с ребенком?

Виктор (выходя): — Ты особо-то не откровенничай...

Наталья: — Ну, какие проблемы, нам же помогают родители. Для нас он только в радость. Я, конечно, понимаю мамаш, которые начинают с утра кричать на ребенка, но у них, у детей, бывает ответная реакция. Мы Васю никогда не ругаем. Если он что-то по мелочи сделает не так, то сядем, поговорим. Мы его приучили к разговору, и он все понимает.

— Это ребенок, а какой муж?

— Витя? Для меня-то он просто муж. Он человек справедливый. Но эта справедливость такая ярко выраженная. Щедрый. Не только на деньги, но у него есть душевная щедрость. Если рядом кто-то нуждается в помощи, он помогает абсолютно бескорыстно. Веселый. Конечно, бывает по-всякому, потому что дел у него очень много. Я удивляюсь, как в него вмещается все. Сейчас, правда, что-то иногда стал забывать, говорю ему: пиши записки.

Очень ответственный. У нас Вася тоже такой. Я иногда, если не получается, могу что-то бросить. Они оба — очень ответственные. Витя строгий отец, но он никогда Васю не ругает. Но Вася почему-то думает, что папа строгий. Видимо, такой у него высокий авторитет. Ему достаточно строго посмотреть.

— Константин Райкин, вспоминая своего отца, говорил, что Аркадий Исаакович всегда говорил тихим голосом, но «так мог сгустить атмосферу», что никакого крика не нужно было.

— Конечно, дети все чувствуют. Витя просто вообще громко говорит. Если я говорю тихо, то он громко. И Вася сказал: «Я, когда вырасту, не буду очень строгим». Но он понимает, что так надо, на папе все держится. Папой у нас Васю пугают бабушки: «Сейчас папа придет! Кушай, а то папа придет». И он начинает кушать. А папа приходит и говорит: не хочешь — не ешь.

— Вы люди консервативные?

Виктор (уже вернувшийся): — Да!

— Об этом можно и по составу группы «Дюна» судить. Музыканты играют по многу лет.

Виктор: — Всю жизнь. Помните в фильме «Карнавальная ночь» ансамбль дедушек? Вот если мы еще сальто сможем крутить... Есть с кого брать пример: Пол Маккартни, Мик Джаггер. И у нас тоже: Лев Валерьяныч, Владимир Натаныч, Иосиф Давыдыч.

— Сергей Катин сыграл большую роль в вашей жизни?

— Это монстр! Красавец! Он сыграл просто огромную роль. Все первые песни написал он. Мы же с ним с двенадцати лет играем вместе. Играли. В школе вместе учились. Потом в 1987 году создали группу. Это, я считаю, хрестоматийная история. У многих так.

К сожалению или к счастью — для него, потом у него началась любовь. И он уехал в Париж с красивой девушкой, моделью. Там он хотел тоже заниматься музыкой. Тоже типичная история, которую проходят многие. Там у него не задалось, он возвратился в Россию, но в группу не вернулся. К моему глубокому сожалению. На сцене это такой «перец»! Такая длинная палка в камышах. Причем он не скакал на сцене...

Наталья: — Иногда ходил.

Виктор: — Да. Но ему ничего и делать не нужно было. Он все равно был очень клевый. Но вот беда, он трезвый — очень смурной, а пьяный — слишком веселый. Поэтому я ему говорил: ты, пожалуйста, соблюдай среднюю кондицию.

Наталья: — Виктор запирал его в гримерке, а ребятам говорил: когда проснется, скажите, что концерт еще не начинается, чтобы он случайно на сцену не вышел...

Виктор: — Он очень классный парень. Мы все время общаемся. Он вчера только привозил ко мне девушку, с которой он занимается. Он рокер вообще-то. Музыка у него тяжелая. Это я ее уже в аранжировках облегчал. И вот он привез девчонку с прикольной фамилией Чебурашкина! Это ее настоящая фамилия. Он готовит ей программу... Ну, сейчас, наверное, спросите про Сережину дочку?

— Нет, я ничего не знаю про его дочку, а почему я должен про нее спрашивать?

— Потому что это Лена Катина из группы «Тату»!

— Вот как? Ну, я надеюсь, что это не секрет.

— Не секрет. Но обычно спрашивают: как там группа «Тату»? Я не знаю, как группа «Тату». Я думаю, что Серега тоже особо не знает. Но Лена ему всегда привозит из гастролей хорошие сигареты. Он ведь в Париже привык курить настоящие сигареты. Какие-то привозит часы дорогие, которые он все время теряет.

— Думаю, что Сергею можно гордиться дочкой, она очень естественна, довольно музыкальна.

Наталья: — Да можно гордиться. Нечасто наша российская группа достигает такого успеха в мире, первых мест в чартах и таких престижных наград.

— Правда, группу критикуют, и, наверное, есть за что.

Виктор: — Пусть критикуют. Это со зла.

Наталья: — Это не важно.

Виктор: — Мне обидно за другое. Сережина музыка проехала мимо «Тату». У него достойная музыка. Ну, там другой человек этим занимается. Я ему говорю: Серега, упустил. На его месте должен был быть ты! Он мне отвечает, почти как в том фильме: «Напьюсь, буду!»

 

СЕМЕЙНЫЕ ТРУСЫ

— Виктор, у вас ведь есть дочь-подросток от первого брака. Она музыкальна, где живет, в Долгопрудном?

— Нет, в Зеленограде, я с ней встречаюсь, но музыкальна или нет, пока не знаю. В ее возрасте девочки, как правило, любят музыку.

— А как воспитываете младшего ребенка Васю?

Виктор: Мы его не воспитываем в привычном смысле. Считаем, что общественное воспитание в детском саду лучше всего. Такому же воспитанию подвергались мы. Это детский сад, коллектив в школе. Конечно же, мы создаем для него условия, это понятно, но я за то, чтобы особо не баловать ребенка. Он ходит в обычный детский сад.

Наталья: — Поначалу он рос за забором. Мало общался с детьми, боялся их.

Виктор: — До двух лет. А сейчас освоился.

— А он у Вас музыкальный?

Виктор: — Не знаю. На барабанах играет неплохо. У нас есть внизу, в полуподвале, репетиционная комната, и вот ему пока тяжело палочками, ему всего четыре года, но он слышит музыку и играет в ритм. И если сидит с нами, слушает музыку, то ритм отбивает ножкой ровно. Ну, это, конечно, так, для себя. Насчет спеть — нет. Он нормальный ребенок.

Как и все дети, пробует кататься на коньках. У нас свой каток. То, что ему нравится, мы стараемся замечать и подсовывать ему сразу. Я тоже к нему туда выхожу в валенках и с клюшкой. Он говорит: я не хочу больше на коньках кататься, хочу на горку. Я ему: кто катается на коньках, тот катается на горке, покатайся пять минут на коньках. Он отвечает: я буду кататься десять!

— То есть к здоровому образу жизни приучаете?

Виктор: — Мы стараемся, чтобы у ребенка было детство. Не перегружаем его новомодными штучками, языком. А то скажет потом: дурак ты, папа!

— Ну, а сами ведете здоровый образ жизни?

Виктор: — А что такое здоровый образ жизни: портвейну слишком много не пить?

— Фитнес, горный велосипед?

Виктор: — А что такое горный велосипед?

— С переключателем скоростей, толстыми шинами и прочным рулем.

Виктор: — Нет, я умру, если в горку поеду. Люди делятся на две категории: спринтеров и стайеров. Я спринтер. Наталья — стайер. Мне нравятся борьба, бокс. А Наташе, она такая выносливая, ей нравятся бег, плавание. Она по горам лазила в детстве, она же у нас туристка, альпинистка.

Наталья: — Нет, уже нет. Я сейчас занимаюсь аква-аэробикой. Плаваю брассом, кролем.

Виктор: — Дома я ее заставляю заниматься гантелями. Ну, а у меня утренняя зарядка. Мне уже больше сорока лет. Пятнадцать минут в день хватит.

— Слышал, что у вас есть собственная яхта...

— Яхты у меня нет. Пароход имеете в виду?

— Пусть будет пароход, хотя в последнее время их стало принято называть яхтами: «Яхта «Британия» английской королевы, которая на самом деле военный крейсер, яхта Шварценеггера и так далее.

— Их у меня уже несколько. В ноябре купили еще один, старенький, но внутри все прекрасно сохранилось. Венгерской постройки 1960 года. Будем на нем жить — иногда.

Наташа: — Виктор целый год мечтал купить этот пароход.

Виктор: — Хрустальная мечта менингитного детства.

— Надо полагать, что это — основное хобби, а есть еще какие-нибудь?

Виктор: — На другие не остается времени. Все мое чтение в последнее время — это справочники по транспортным судам, штурманские учебники и так далее. Но нормально, мы это лето отходили.

— Куда ходили?

Виктор: — Здесь, по «луже». Создаем свою «судоходную компанию»...

Наталья: — В мечтах.

Виктор: — Пока да, в проекте. Но судов уже несколько: катер, три теплохода, водоизмещением: двадцать, сорок пять и восемьдесят тонн. В рабочем состоянии только два, один называется «Наташа», другой «Дюна». Но все можно починить, это же железо, одно отварил, другое приварил. У нас есть группа единомышленников.

— Наверное, безумное количество солярки потребляют?

Виктор: — Нет, «безумное количество» потребляют новомодные скоростные катера.

— Но зато на них, говорят, за час можно до Волги доехать.

Виктор: — А шлюзы? Сутки только шлюзы проходить. А там как поколотит пластмассовые борта о наши «военные» шлюзы, потом ремонта не миновать.

— Как проводите отпуск?

Виктор: — У нас не бывает отпусков.

Наталья: — Вот вырвались недавно на три дня.

Виктор: — В прямом смысле слова отпуска — 24 — 30 дней — у нас не бывает.

Наталья: — Мы так сильно устаем во время отдыха, потому что надо все успеть, и потом от этого отдыха отдыхаем.

— Интересно, а как возник ваш первый имидж: кепочки, шорты или семейные трусы? И почему вы от него отказались?

Виктор: — Вот опять стереотип. У нас в шортах был один только человек — Альберт. Это все возникло случайно. Тогда ведь еще не было клипов по МТV. Выбрали детскую тематику, не в смысле — для детей, а в смысле — дурашливую. Поэтому все, что оказалось в гардеробе, все было напялено и дало хороший эффект. Мы не привлекали никаких дизайнеров типа Шевчука или Алишера.

Сейчас мы немного изменили свою форму одежды. Потому что это удобнее с собой возить. Остались у нас наши белые рубашки, смешные короткие галстуки. Наши постоянные атрибуты — это галстуки, смешные штаны и черные лакированные ботинки.

Белая рубашка всегда выглядит свежо и нарядно. А если она больше на три размера, то это уже называется стильно.

Так что над имиджем никто особенно не думал, это все наработалось. Если сейчас вспомнить первые концерты, когда у нас люди уходили из зала...

Наталья: — На моих концертах терпели.

Виктор: — Были у нас трехдневные гастроли в городе Кургане. И на первых двух люди стали уходить из зала. Опыта у нас не было никакого. Ну, мы играли в ресторанах, на танцах. А тут концерт: песня кончилась и следующая пошла. Кончилась — следующая. А песни-то у нас такие непростые были. Кроме «Страны Лимонии» и «Приветa с большого бодуна». И люди стали уходить из зала. А еще десять песен! Перед этим были аншлаги, мы к ним привыкли.

И вот я начал с ними разговаривать. И мне это так понравилось! В концерте можно было спеть пять песен, а в остальное время — просто разговаривать. Беседовать, общаться. Теперь у нас такая манера.

— Своего рода конферанс или разговорный жанр?

— Нет, не конферанс. Вы смотрели когда-нибудь концерты Эдди Мэрфи? Это черный актер, очень известный по кино. Так вот, он еще выступает с концертами. Поет. Так же смешно, как в кино. Я как-то посмотрел один раз, мне очень понравилось! Хотя я ничего не понимал, о чем он говорит: он один на сцене, сидит на стуле, и больше — ничего нет. Я подумал, а почему бы это не использовать!

— Я хотел спросить о ваших пристрастиях в музыке, и вы, кажется, ответили.

Виктор: — Нет, прошу это не понимать в том смысле, что Эдди — мой кумир. Просто хороший киноактер.

— А у Наташи есть пристрастия в музыке?

Наталья: — Никому не подражаем.

— А в литературе?

Наталья: — Я люблю исторические романы. Читаю книги легкого жанра.

Виктор: — Орлов — это для нее легкий жанр, сейчас она читает «Аптекаря». Мы все прочитали, что только можно, Наталья и Тургенева читает...

Наталья: — Как-то мужчина меня в самолете спрашивает: вы что, в восьмом классе учитесь? Я ему говорю: в восьмом классе мы только «Му-му» изучали.

Виктор: — Я ей стал подсовывать книжки лет в двадцать. Сначала был Пикуль. Она его всего «съела». Ну, я подумал: дело пошло! Но она так и не прочитала Швейка.

Наталья: — Как это не прочитала! Здрасьте! Два раза прочла...

Виктор: — И «Двенадцать стульев». Так что это мои настольные книги. Она читала «Альтиста Данилова», сейчас на «Аптекаря» перешла.

 

МНОГО РАБОТЫ И НЕМНОГО ОТДЫХА

— Некоторые считают, что хорошая книжка — это лекарство против стресса. Как вы к этому относитесь? Чем снимаете стрессы, если они есть?

Виктор: — Не считаю книги лекарством против стрессов. Люди же по книгам учатся! В художественной литературе можно почерпнуть много полезной информации, она лучше запоминается, так как дана в доступной форме. Хотя мы с Наташей и про бандитов много перечитали.

Наталья: — Чейза, например.

Виктор: — Ну, Чейз — это еще нормальные бандиты. Я имею в виду Корецкого...

Наташина подруга Лена Лесковская книжку написала, называется «Ищите мужа», знакомые читают, все в восторге. Лена — певица, хороший композитор. И написала отличную книгу, цельное произведение, которое, я считаю, написать нелегко...

А стрессы... Ну, бывают, конечно. Но у меня они быстро проходят. Вышел на улицу, попинал стену ногами, поорал.

Наталья (со смешком): — Я помню один такой случай.

Виктор: — Один такой случай она действительно видела. Мы ехали на машине в аэропорт, на гастроли. Она все, что нужно для работы — забыла. Вообще — все! Мы рано встали, я ее попросил: возьми, пожалуйста. Мы так уставали, было по шестьдесят концертов в месяц, самолеты, гостиницы...

И мы едем по кольцевой дороге, она еще не освещенная, настроение жуткое, шесть утра. Я спрашиваю: «Ты не забыла костюмы?» Такая пауза! Я понял, что она все забыла. Попросил водителя: останови, а! Он остановился у автобусной остановки, я зашел за угол, поорал, постоял. Так ногой пнул стену, что хромал потом. Затем сел в машину и... поехал дальше.

— Наташа, я где-то читал, что вы с Виктором отказались от мяса, это в вашей жизни продолжается?

— Да, мы по-прежнему не едим мяса. Только иногда птицу, например, индейку.

— Расскажите какой-нибудь свой рецепт.

— С утра, если не хочется готовить, я обычно делаю утренний салат, он готовится очень быстро: берешь маленькую баночку кукурузы, банку крабов, листья салата, причем не просто салат, а именно кочанный, и сухарики, лучше из черного хлеба, можно приготовить самим, а можно использовать готовые.

Порезать салат, крабов и все это полить майонезом. Если кому-то крабы покажутся дорогими, можно заменить их крабовыми палочками.

— После рождения ребенка вы поправились, трудно ли было сбросить вес?

— Я не очень сильно поправилась, но на сцене это было заметно. Как-то раз Витя мне сказал: ну ты и корова. Пришлось заняться собой. Я решила отказаться от мучного, пирожных, некоторых продуктов и быстро похудела.

— Наташа, вы живете вместе со свекровью, не бывает ли традиционных конфликтов?

— Нет, все складывается очень хорошо. Я же нормальный спокойный человек, мы обе с Витиной мамой Скорпионы и, может быть, поэтому нашли общий язык. К тому же она очень любит Витю, видит, что ему со мной хорошо, и не хочет ничего портить.

— В одном из интервью вы сказали, что главное достоинство женщины — это послушание?

— Не совсем так, нужно делать вид, что ты послушна, не надо по какому-то важному поводу дуться, этим можно все испортить. Капризничать нужно, но только по пустякам. Еще нам с Витей помогает то, что мы оба люди веселые, я очень люблю посмеяться, пообщаться. Но, конечно, мне очень нравится у нас дома взять книжку, тихо ее почитать вечером. Очень люблю эти вечерние часы. Виктор иногда думает, что я заснула, а я тихо лежу и читаю. Но и поспать я, конечно, тоже люблю.

— Ну и вопрос о творческих планах, что нам ждать от вас в дальнейшем?

Виктор: — Да все того же, песен. Клипов. Ток-шоу всяких. Везде, где мы появляемся, мы дурачимся. Везде веселимся. В первую очередь мы веселим себя. Увидели отдельно Рыбина с «Дюной» — веселимся. Увидели отдельно Наташу — слушаем лирические песни о любви.

— А вместе?

Виктор: — Вместе дурачимся.

Наше расписание: композитор, студия, концерт. Телевидение, гастроли, шоу. Короткий отдых, экскурсии...

Наверное, как у всех людей: много работы, немного отдыха.

 

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПОРТРЕТЫ

ВИКТОР РЫБИН

Это человек с большим и неоспоримым талантом, очень энергичный, активный и, как ни странно, серьезный, деловитый, предприимчивый. Сочетает в себе качества двух русских типов: Петрушки и «ухаря купца, удалого молодца». Он красноречив, умеет и себя показать, и на других воздействовать.

Довольно противоречивый человек, с одной стороны, не любит спокойную жизнь. Он все время что-то организовывает или просто ввязывается в какие-то предприятия. Если бы не шоу-бизнес, он нашел бы себя в политике, предпринимательстве. Не то что ему очень нужен риск и без него он жить не может, нет, просто он должен чувствовать ветер в лицо, напор — сопротивление среды. В детстве это озорство и приключения, в юности — романтика.

С другой стороны, он внутренне тяжеловесен — но зато столь же упорен и надежен. За ним чувствуешь себя, особенно в материальных вопросах, как за каменной стеной — и то же ощущение возникает при попытке изменить что-либо. Для него характерно не выходить из собственного дома. Он сейчас ведет достаточно оседлый, малоподвижный образ жизни.

В одном интервью он назвал себя «Генералом Франко». Это, конечно, диктатор, но его деспотизм здорово приправлен и подслащен. Но диктатура — она в любом виде диктатура, и люди с ней смиряются, если сами не диктаторы. К тому же любой диктатор не может кому-то не подчиняться: другому диктатору, Господу Богу или, как в данном случае, своим зрителям — рабам и повелителям одновременно.

Как многим прирожденным лидерам, ему свойственно великодушие. Если у него все в порядке и он надежно управляет своими последователями, получая определенную дозу восхищения, преклонения, ликования и послушания, тогда он счастлив и ведет себя вполне благородно и даже по-рыцарски...

Он человек очень конкретный, бесплодные умствования — не в его стиле. Артист должен быть в центре внимания, у него восхищенные поклонники, они нужны друг другу, он им дает радость, они ему — свою любовь и восхищение, аплодисменты, овации.

Ему приходилось раньше, наверное, приходится и теперь, сталкиваться в жизни с разными, достаточно жесткими обстоятельствами. Это огонь, вода и медные трубы. Он рано остался без отца, который, когда сыну было семь лет, покончил жизнь самоубийством. «Зарезался», — говорит сам Виктор. Хотя рассказывать об этом он, конечно, не любит из-за большой психической уязвимости. Поэтому он словно закован в панцирь — обеспечивает себя защитой со всех сторон, обрастает связями, к нему не подкопаешься.

Сейчас его испытание — избыток счастья, с которым тоже трудно бывает справиться, найти подход и адаптироваться. Если бы он не уехал в Северодвинск, не стал бы затем популярным исполнителем, он, мне кажется, мог бы стать воспитателем, работающим с трудными подростками.

Он предусмотрителен, нетороплив, рано повзрослел. Стремится не рассказывать лишнее. Все рассчитывает очень надолго. Упорно, целенаправленно стремится к своей цели. Если он что-то себе задумал, то будет идти, идти, идти — через любые препятствия. Любопытен. Любит знания, накопление информации. Есть в нем некоторая чудаковатость, которая с возрастом становится все заметнее.

В нем масса обаяния, здравомыслие, обходительность, спокойствие и широта души. Однако те, кто полагает, что все высыпалось на него как из рога изобилия, сильно ошибаются. Нужны большие личные усилия, блестящие перспективы требуют для реализации большого напряжения. То, что он много читает, заставляет предположить, что у него есть внутренние сложности в развитии души.

Он всегда был способен на большую любовь, но до определенного возраста к браку мало склонен. Женился впервые в положенное время, потому, что «все женились». Вопрос любви Виктор считает вечным и неразрешимым.

В наше время много разводов. У одних они из-за бытовой неустроенности, у других, как он это называет, «из-за раздолбайства». Себя шутливо относит ко вторым. Такой уж он человек: раз затащил девушку в постель, значит, надо на ней жениться.

В первый раз он женился лет в 19. Кате, его подруге, было 16, она как раз школу заканчивала, когда они познакомились на туристическом теплоходе, где он работал матросом. Потом его забрали в армию, а она поступила в педучилище. Как только ей исполнилось 18 лет, они сыграли свадьбу. Он начал учиться в Северодвинском военном училище, Катя работала учительницей младших классов.

Потом она сказала, что не хочет с ним жить. Другого встретила? Он не вникал в детали. Не хотел знать. Они с ней виделись всего-то месяц в году. Он был все время в море. Катя жила в Москве, он — на Камчатке. Что это за семья!

Он рвался домой. Всевозможными способами добился, чтобы демобилизовали. Приехал, а жена объявляет: «Ничего у нас с тобой больше не будет». И они расстались. Не так давно они разговаривали, Катя сказала: «Я сама себя наказала на всю жизнь за то, что изменила тебе». Так и живет одна до сих пор.

Он встретил вторую жену через несколько месяцев после расставания с первой. Лена окончила Плехановский институт и работала в Министерстве торговли. Она старше Виктора на два года. С ней он развелся официально, когда прожил уже шесть лет с Наташей Сенчуковой. У него подрастает дочь Маша. Когда Наташа в его жизни появилась, он очень переживал, ведь бывшая супруга ждала ребенка. Даже курить после двух лет воздержания начал... Вообще-то душу изливать — он считает — удел пьяниц. О сокровенном ни с кем нельзя разговаривать, даже с мамой.

Лет семь, если не больше, они с Наташей прожили в гражданском браке. Он давно задумал оформить их отношения, когда ребенку будет года четыре. Чтобы он шел впереди в нарядном костюмчике и вел их к алтарю. А в Наташином паспорте, в графе «семейное положение» написал: «Не разрешаю». В смысле, замуж выходить!

У него, как у большинства артистов, большие способности к восстановлению нарушенного эмоционального баланса. Зависимость от других, которую скрывает неформальный подход к взаимоотношениям. Есть большое чувство собственного достоинства. Отсюда нынешнее хорошее материальное положение и постоянно возникающие возможности по его улучшению, как в его жизни, так и в жизни людей, с ним связанных. Ведь как сам относишься к себе, так к тебе будут относиться другие.

Но главное, он внутренне ощущает себя богачом. И может таковым остаться очень долго, так как не страдает излишним самомнением, которое имеет обыкновение незаметно выступать против самого человека — как самый главный наш внутренний враг, грабитель и расхититель.

 

НАТАЛЬЯ СЕНЧУКОВА

– Давай пойдем с тобой туда, где тихо плещется вода, и губы теплые твои шептать мне будут о любви, – пела Наталья.

Она склонна скептически говорить о своих песнях, но, если взглянуть с точки зрения ее поклонников и поклонниц, это художник с тонким эмоциональным, пронзительным видением мира, чьи произведения заставляют слушателей внутренне изменяться, глубоко затрагивая чувства и долго не уходя из чувственной памяти. Ее эмоциональное самовыражение сначала проявлялось через влюбленность, потом через сублимацию в искусстве.

Наталья говорит очень тихо, но, если чуть повысит голос, видно, что он у нее мощный. Мне кажется, такая она и в жизни: то безрассудно смелая, поэтому в юности она, скорее всего, получала от жизни щелчки, а то, наоборот, трусиха. Она человек крайностей, но вовремя осознала это в себе и держит ситуацию под контролем. Редкий экземпляр.

Тем не менее она очень обаятельна, может приспосабливаться. Как и многим прекрасным дамам, ей свойственно использовать своих близких в корыстных целях. Она беспорядочна и по-женски непоследовательна, это во многом мешало ей достичь намеченной цели. Есть в ней элитность, чувство собственного достоинства. Мне кажется, по большому счету она одиночка. Актерские способности. Но эгоцентричный характер мешает, ведь нужно страстно хотеть их использовать, а не лежать на диване с книжкой и наслаждаться жизнью. Любопытна, но не всегда доводит до конца начатые дела. Ей повезло в браке, она вообще умеет устраиваться в жизни. Стала музой, вдохновительницей.

У нее сохранилась внешность двадцатилетней девушки, Наташа выглядит лет на десять моложе своих тридцати с небольшим. У нее очень яркая внешность, хотя и небольшой рост.

С одной стороны, в ней много от женского начала, пассивно воспринимающего, с другой же стороны, она может быть достаточно жесткой, как у всякой розы у нее острые шипы. Большей частью пассивная, выжидающая, она, однако, оставляет за собой право контролировать и влиять на ситуацию и действовать при этом весьма энергично и настойчиво. Есть у нее кое-какие мужские черты характера.

Она прирожденный психолог; может заниматься самоанализом, исследовать глубины своей психики, выявлять программы подсознания изучать их и сознательно их изменять. Постоянство ее проявляется, помимо всего прочего, и в том, что она всегда... строит себя. Имеет мощную энергетику, устойчивые стремления и сильные психические программы, направленные на самосовершенствование.

Она спокойно рассказывает о своем опыте танцовщицы. Другой человек мог сказать: да это такая клоака! Но ей удалось не только успешно выплыть оттуда чистой, нисколько не запачкавшись, но и добиться больших успехов на профессиональном поприще, у нее есть способность хорошо адаптироваться в социуме.

Ее творчество проявляется в очень узко очерченных рамках, в которые она в принципе не может вместиться; возникает внутреннее напряжение и возможен взрыв. У нее есть чувство собственной значимости. Ей, как и большинству артистов, искренне кажется, что все ее проявления необычайно важны и значимы; она обладает огромными возможностями, и все, это понимая, должны ей помогать.

Пока ее жизнь здорово напоминала игру. Она была уверена в двух моментах: во-первых, это все не смертельно, во-вторых, она все равно победит. Она как бы выдержала экзамен на проверку воли, способности преодолевать препятствия и налаживать сотрудничество. Но при этом препятствия были отнюдь не Сцилла и Харибда, а так, щелчки по носу или шлепки, но зато сотрудничество предполагалось просто волшебное. То есть за чисто символическое соревнование — очень весомый выигрыш. Иногда бывает наоборот: приз так, ерундовый, а соревнование — адское. Но мы в данном случае рассматриваем не этот вариант.

Фокус в том, что, если человек не преодолеет первый экзамен, он будет поставлен перед вторым, значительно более суровым. Так устроена жизнь. Сложность увеличивается по мере проигрышей и уменьшается с выигрышами. То есть Фортуна, изначально благоприятная ко многим, начинает работать против, становясь Роком.

Ее воспитали, скорее всего, в строгости, не то, что пуритански, скажем, классически, вот она и выбирает людей для общения с подобными же взглядами на жизнь. Думаю, как любой женщине, ей постоянно (и не всегда понятно, почему) что-то не нравится, не так одевается муж, не так играют дети и т.д. Но она принимает этот мир, чтобы не слишком напрягаться его переделкой.

Как известно, в семьях военных служат все: и жены, и дети. Наташе это осознание основной задачи служения далось с некоторым трудом. Она поняла, что, главное, надо быть требовательной к себе, чтобы соответствовать тому идеалу (прекрасному принцу или мичману), который может быть весь предназначен лично ей.

Несмотря на всю свою внешнюю хрупкость, Наташа — существо очень выносливое. Комнатное, но упрямое. Она может долго работать, но только не тогда, когда ее заставляют, принуждают, понукают и помыкают ею. Бывает, наверное, остановится и ничего не делает. Очень покладистая и добрая, верный друг, никогда не бывает назойливой, но не любит, когда ее обижают. Всю жизнь она проводит в заботе, в работе, преодолевает массу трудностей, даже тех, которые другим, кажется, не под силу преодолеть. Ее принцип, жизненное кредо: одна стабильная работа и одна стабильная семья. Четкость и планомерность в своей жизни.

Нерешительна — порой ей бывает трудно сделать выбор. В сложной ситуации у нее есть склонность паниковать. Для проявления инициативы требуется поддержка со стороны.

Маленькая женщина с большими и красивыми глазами.

Ей свойственна мягкость в восприятии прекрасного. Ее тянет к гармонии. Это смягчает внутренние душевные противоречия, у нее есть тонкость восприятия мира и деликатность выражения. Вкусы ее определенны, и она испытывает потребность сделать так, как кажется красивым самой.

Пока все то, что Наталья имеет в жизни, можно рассматривать как аванс, который придется возвращать; она это понимает, догадываясь, что, если не отрабатывать подарки судьбы, это приведет к неприятным последствиям, в частности, перспективные возможности неожиданно и навсегда будут закрываться, и человек почувствует себя несправедливо обойденным судьбой. Так что ей нужно искать и находить пути самореализации.

Если Наташа не возглавила пока первые ряды амурных красавиц, то только от лени. Посудите сами: красивая, богатая, счастливая и знаменитая. Выступала недавно на испанском телевидении. Ну и что с того, что блистательные тусовщики занимаются пустяками, треплются ни о чем, зато их все знают, а ведь и делать ничего не надо, знай себе высовывайся всюду, можно по-глупому себя вести, можно по-умному, разницы — никакой. Но все впереди.

 

Беседовал Юрий ЕНЦОВ





Мнения пользователей

непонимающий  (2010-04-10)
Наталья! Вы портите своему мужу холостяцкий имидж! Изюминка "Дюны" была в том, что они пели о простых мужиках, не обременнённых узами брака. "Дюна" задумывалась именно с холостяцким имиджом. Многие пары на эстраде сосуществуют раздельно и это не портит их имидж.Нет, можно выступить с мужеи раз-два, но не всё же время после замужества! В общем, с вашим приходом в группу, "Дюна" потеряла свою обоятельность!



Оставить мнение

Имя

E-mail (не обязательно)

Мнение


Введите код

 
  все статьи    все тесты    экспертная оценка    школа потребителя  




Яндекс цитирования Яндекс.Метрика
Rambler's Top100
Система Orphus


Нашли ошибку на сайте? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Copyright © "Потребитель".
Использование материалов сервера в on-line изданиях разрешается при наличии гиппертекстовой ссылки на semya.potrebitel.ru.
Ссылка должна содержать слова: "Журнал ПОТРЕБИТЕЛЬ. Семейная психология".
Использование материалов в off-line изданиях возможно лишь с письменного разрешения редакции.
По вопросам размещения рекламы, ошибкам на сайте, предложениям по работе сайта -


Место для рекламы: