Семейная психология

12/2005
38/2004
29/2004
12/2002
17/2002
16/2004
23/2004
04/2004
01/2004
02/2003

29/2003

ПОИСК

ИНФОРМАЦИЯ

О нас
Контакты
Где купить?
Реклама на сайте
Подписка на новости
Карта сайта



  главная    содержание    форум    архив  

Статья

Все больше толстяков в России - стране недолюбленных детей

Сергей ДРЕМОВ, кандидат мед. наук, врач-психотерапевт

Центр коррекции веса

«Доктор Борменталь»

(095) 912-13-26; (812) 114-29-97

 

«ЗАЕДАНИЕ» ГЛУБИННОГО ДИСКОМФОРТА

Итак, аппетит — это часть вас, и это именно вы бываете столь разной: то кушаете пирожное маленькой ложечкой, как воспитанница Института благородных девиц, то глотаете торты, как беспризорник из «Республики Шкид». Знаете ли вы, почему сегодня вы бдительно следите за каждой крошкой и наслаждаетесь заботой о стройном теле, а завтра, словно одержимая дьяволом, забываете обо всех своих благих начинаниях?

Это зависит от подводных течений бессознательной психики, омывающих вашу душу то теплыми водами благополучия, то холодными потоками, вызывающими гнетущее чувство внутренней пустоты, которую приходится заполнять пищей. Иными словами, сохраните ли вы стройность или будете набирать лишние килограммы, зависит от вашего эмоционального состояния, влияющего на характер аппетита.

Все разнообразие эмоциональных переживаний похоже на густую крону дерева, где каждый листочек — это разные оттенки эмоций. Крона дерева легко обновляется, ствол же его (то есть основа эмоциональной жизни) представлен двумя неизменными переживаниями — двумя мощными инстинктивными потоками любви и тревоги, данными человеку изначально. Оба эти чувства тесно взаимосвязаны и необходимы человеку.

Любовь открывает нам двери в мир, позволяя ощущать полноту бытия, становится частью чего-то большего, чем мы сами. Тревога же необходима как фактор, побуждающий к раскрытию глубины переживаний, который привносит привкус горечи, позволяя избежать приторности беспечной жизни. Она дополняет способность человека любить и помогает дорожить этой любовью.

Однако ничем не прикрытая тревога переживается крайне болезненно, и мы изобретаем множество способов избавиться от нее. Психологически зрелый человек, проявляя свои жизненные силы, находит вполне приемлемые способы переживания тревоги. Однако в ситуациях кризиса, стрессов, лишений, одиночества тревога вырывается на поверхность и начинает отравлять все, что казалось таким стабильным, обустроенным и уютным. Любовь, в свою очередь, является универсальным противоядием от чрезмерной тревоги. Тревога растворяется в любви, как соль в горячей воде.

Таким образом, любовь и тревога, дополняя друг друга, раскрашивают бытие многообразием эмоций. Эти взаимоотношения двух основных человеческих переживаний лежат в основе эмоциональных проявлений и... аппетита. При наличии гармоничной эмоциональной жизни, когда тревога и любовь сбалансированы, аппетит к пище подконтролен человеку. Мы говорим о независимом отношении к еде — человек «ест, чтобы жить», жить насыщенной жизнью, наполняя себя не только едой.

В случае эмоциональных нарушений человек, которого гнетет тревога, может стать зависимым от пищи. Пищевая зависимость — это еда в непищевых целях как средство «заедания» глубинного дискомфорта. Страдающие этим видом зависимости переполняют свое тело пищей в поиске полноты жизни и эмоционального тепла, довольствуясь суррогатом в виде временного чувства сытого благополучия, схожего с наркотическим.

Недаром так устойчива привычка переедать, возвращающая жаждущих стройности к набору новых лишних килограммов, ведь причин к тому, чтобы утешаться пищей, страдая от эмоционального дискомфорта, бесчисленное множество. Однако все они восходят к одному истоку — тревоге детского младенческого возраста. Чтобы помочь вам оживить ваш детский опыт, введем в повествование образы сказочных персонажей — Ангела-хранителя и Демона переедания. При этом отметим, что к сказкам мы относимся очень серьезно.

ПОЧЕМУ МЫ УТЕШАЕМСЯ ПИЩЕЙ?

Уже на самом раннем этапе развития новорожденный начинает осознавать себя как отдельное (отделенное от матери) существо. В христианской мифологии зарождение тревоги связано с изгнанием человека из Рая и необходимостью самостоятельно обустроить жизнь на грешной земле. В младенчестве каждый из нас проживает этот библейский сюжет, оказавшись отделенным от матери. Сначала физически — при рождении, а после, по мере взросления и обретения самостоятельности, и во всех других смыслах.

От того, как складываются отношения с матерью в раннем возрасте и насколько благополучно происходит процесс достижения самостоятельности, зависит то, как вы справляетесь с тревогой — благодаря близости к миру или выстраивая массивную психологическую защиту.

Прислушайтесь к себе. Живет ли в вас базовое доверие к миру? Или как писал наш современник Игорь Губерман: «Я с утра до вечера не хитра, доверчива, а с вечера до утра — не доверчива, хитра»...

Доверие к миру и уверенность в надежности своего места в нем начинаются с доверия к первому оберегающему ребенка человеку. То, как будет восприниматься этот мир всю последующую жизнь, будет ли он наполнен любовью и доверием или будет являться источником угрозы, от которой необходимо укрыться, зависит от отношений с матерью в первые два года жизни.

Образ любящей матери влияет на формирование здорового инстинкта самосохранения. Благодаря материнской заботе человек ощущает надежность своего существования, и это позволяет ему дорожить своей жизнью.

Издавна этот образ, защищающий внутренний мир человека от неблагоприятных внешних воздействий, назывался Ангелом-хранителем. Что бы ни происходило в последующем в жизни человека, с какими бы трудностями ему ни пришлось встретиться, Ангел-хранитель дает ощущение внутренней стабильности и доверия к миру.

В этих случаях у человека формируется аппетит ко всему многообразию жизни, а аппетит к пище входит в него как гармоничная составляющая. Такой человек наполняет свою жизнь интересными делами, творческими задачами, общением, любовью, приятным отдыхом... Ему во всем сопутствует материнский оберегающий образ Ангела-хранителя — результат той заботы, которую дети обычно получают от взрослых.

О ХЛАДНОКРОВНЫХ МАМАШАХ И БУДУЩЕМ ИХ ДЕТЕЙ...

Ангел-хранитель является замечательным образом, защищающим человека от болезненных пристрастий благодаря тому, что открывает человеку богатство и многообразие мира и помогает безбоязненно ему открыться. Как поется в современной популярной песенке «О, этот мир, мир любви в этом мире. Простые мальчики летят навстречу жизни, простые девочки ни в чем не отстают».

Представим этот полет в импровизированной схеме Восходящего солнца, где вектор любви есть направление к миру и формированию вполне здоровых форм зависимости. Вектор тревоги, соответственно, — уход от мира в сторону патологических зависимостей. И подчеркнем еще раз огромную роль матери и опыта первых лет, способных пробудить человека к жизни.

Поговорим же о тех, кто начал свою жизнь «недостаточно хорошо» и — как следствие — попал в пищевую зависимость. Многие исследователи отмечали, что отрыв ребенка от матери в первые годы жизни вызывает значительные нарушения в психическом развитии ребенка, накладывающие неизгладимый отпечаток на всю жизнь.

Особенно неблагоприятен уход от ребенка до первых двух лет жизни. Однако и в более старшем возрасте долгая разлука травмирует психику ребенка.

После второй мировой войны в психологию вошло понятие «госпитализм», которым описывали психическое развитие детей, потерявших родителей и оказавшихся в больницах или детских домах. Хотя война на территории России в масштабном смысле отсутствует, дети все еще бывают оставлены матерью по самым разным причинам и страдают от госпитализма. Причем речь идет не только о воспитанниках приютов, но и вообще о детях, лишенных подлинно материнской заботы.

Вырастая, они искренне верят, что «вся жизнь — борьба» и если не ты, то тебя. Лагерное деление людей на волков и овец, укоренившееся в России (в стране недолюбленных детей) привилось как норма жизни.

Дети разных поколений — те, что родились и год, и тридцать, и пятьдесят лет назад, несут на себе печать отказа в заботе со стороны матери. Даже трудно представить себе в полной мере, как много среди нас взрослых, периодически возвращающихся к тому, чтобы дожить непрожитый период детства. Это маленькие капризные сорокалетние «девочки», неудержимые к сладкому, это недолюбленные в детстве седеющие плейбои, это ожесточенные от дефицита любви, вечно голодные по живой крови женщины-вамп и прочие характеры и судьбы.

Такие люди постоянно чувствуют смутную вину и всем своим поведением как бы осуждают себя за некую неподдающуюся определению внутреннюю «плохость». Но сознательно причина болезненных переживаний не связывается ими с тем, что на заре жизни они были отвергнуты человеком, в котором так нуждались.

Дело в том, что в сознании маленького ребенка мать как существо, призванное оберегать его, просто не может быть холодной и невнимательной. Даже если она его отвергает. Чувства ребенка еще не упорядочены. В нем еще не развиты самосознание, независимость и возможность критически оценивать свое близкое окружение как недостаточно хорошее.

Будучи отвергнутым, ребенок испытывает огромную тревогу, связанную с переживанием именно своей «плохости» и отсутствием права на пребывание в этом мире. Подлинное горе детской души заключается в том, что эмоциональное страдание может быть настолько сильным, а зависимость от отвергающей матери настолько абсолютной, что ребенок чувствует себя умирающим. Чтобы выжить, он просто вынужден стать плохим, уподобившись самому близкому образу — матери.

Ребенок перенимает ее жестокую модель поведения, сживается с ней и свое отношение к себе строит по подобию отношения к нему отвергающей матери. Воспринимая себя как «нехорошего», ребенок утрачивает надежду, что мир будет к нему благосклонен: «Раз меня бросили, значит, я виноват, я — плохой, я недостоин лучшего!» Однако этот разрушительный образ мыслей позволяет ему включить аварийную систему самосохранения и выжить в качестве «плохого».

Когда в общении с матерью ребенок не находит доверия к миру, то его душа — это «переходное пространство» к миру людей — не остается пустой, она заполняется чувством недоверия к миру. А в этом, согласитесь, тоже есть своя сила. И тогда вместо любящего и заботливого Ангела-хранителя в душе ребенка поселяется защитник иного рода.

Эту фигуру, сопутствующую человеку на протяжении последующей жизни и проявляющуюся в кризисных ситуациях, можно назвать Демоном-защитником. Он действительно силен и внушает ребенку некоторую уверенность бытия. Но какой ценой!

Сравнивая двух покровителей, можно сказать, что Ангел-хранитель бескорыстен и позволяет человеку принимать себя таким, каков тот есть, в том числе, и это очень важно, принимать свое тело. Демон-защитник, в свою очередь, ждет оплаты в виде значительных самоограничений человека. Он очень похож на тираническую мачеху из многочисленных сказок, которая вроде и признает себя ответственной за ребенка, но никогда не проявляет к нему любви.

Если Ангел-хранитель рождается от живительного тепла материнской любви и окружает ребенка волшебной оберегающей энергией, то Демон-защитник является порождением темной тревоги, переживаемой брошенным ребенком. Демон-покровитель защищает ценой боязливых страхов и недоверия, напоминая о том, что ты плох, а мир, отвергающий тебя, враждебен. Ребенок учится полагаться только на себя, вырабатывает жесткую систему психологической защиты и прячется за непробиваемые стены жира.

Поскольку Демон-защитник появляется лишь у ребенка с чувством вины, то подобный внутренний воспитатель является тираном — проявляется не только в недоверии к миру, но и в наказывающем отношении к себе. Ребенок, воспитанный под такой «опекой», может достичь многих успехов в жизни, но счастье и любовь ему так и останутся недоступны, какую-то долю первичного страдания он понес с собой в жизнь. При всей внешней успешности будет сохраняться какой-то необъяснимый «изъян», запрещающий любить себя, свое тело и обрекающий на отчаяние в этом мире.

Мир, воспринимаемый глазами Демона-защитника, оказывается столь опасным, что единственным выходом для ребенка становится бегство в убежище собственного тела. Выживание напрямую связывается с возможностью быть если не обласканным и обогретым, то хотя бы просто сытым. Физическое удовлетворение от сытости уменьшает тревогу точно так же, как тепло заботливой матери.

В сказке о мальчике-с-пальчик в ее неадаптированном народном варианте есть весьма примечательный сюжет. Заблудившиеся дети посреди темного леса видят стоящий на поляне домик, стены которого сделаны из пряников, окна — из карамели, а крыша покрыта глазурью. В сознании испуганных детей тут же оживает образ домашнего очага и матери. Но то, что происходит дальше, показывает, что они ошиблись. Как только они съедают часть стены этого домика, из него выскакивает злая ведьма и начинает преследовать детей. Таким образом, сюжет детской сказки напоминает об угрозе зависимости от пищи, замещающей любящего человека.

Между тем Демон-защитник, который в нашем случае является Демоном переедания, создает иллюзию убежища в болезненной привязанности к пище. Иллюзия укрепляется тем, что переедание уменьшает тревогу, а, «укутываясь» в лишние килограммы, ребенок перестает быть чувствительным к травмирующим его лишениям.

ЕСЛИ СТРАШНО БЫТЬ СТРОЙНЫМ, РАНИМЫМ И ОБНАЖЕННЫМ...

Многие пациенты рассказывают, что по мере снижения веса они начинают мерзнуть даже в теплую погоду, и дело здесь не только в том, что физически они лишились согревающей подкожной жировой клетчатки. Во время одной из терапевтических групповых практик женщина в своем воображении оказывалась то в какой-то безлюдной холодной местности, где ее окружало лишь нагромождение камней, то на вершине горы, где она замерзала от пронзительного горного ветра.

Она сама пришла к выводу, что подобные переживания связаны с тем, что в последнее время ее отношения с мужем заметно охладели. Очевидно, что успех ее снижения веса и сохранения стройности напрямую был связан с возможностью установления теплых межличностных взаимоотношений с супругом. Именно в отношениях с ним она могла восполнить дефицит любви, недополученной в детстве.

В нашем языке до сих пор у слова «пополнеть» существует ошибочный синоним «поправиться» — как будто набор избыточной массы равноценен выздоровлению. Человеку действительно становится легче, поскольку весь трудновыразимый массив психической боли теперь сосредотачивается в теле и переплавляется в лишние килограммы. За это так называемое «выздоровление» ответственен все тот же Демон переедания, обосновавшийся в глубине души и оставивший своим «наместником» в теле Хитрый Жир.

Теперь уже Хитрый Жир со свойственной ему изощренностью внушает, как опасно быть стройным, ранимым и обнаженным. Хитрый Жир, обеспечив тело настоящей броней, вразумляет, что только с ним можно чувствовать себя в безопасности и достигать комфорта. И в этом есть доля правды, мешающая отбросить Хитрый Жир раз и навсегда.

Пациентка психоаналитика Дональда Калшеда описывает, насколько большой соблазняющей силой обладал ее Демон переедания:

«Видите ли, это было так, будто я была одержима дьяволом. Еда — единственное доступное мне чувственное удовольствие. Это единственное, над чем я могу потерять контроль. Я смаковала каждую ложку шоколада, это было будто прикосновение любовника. Я делала это как бы под принуждением. Я искала этого — я ощущала какое-то темное возбуждение, когда я только приближалась к кондитерской!

Дьявол нашептывал мне: «Давай, ты сделала всю свою работу и была такой хорошей! Почему бы тебе не побыть плохой в виде исключения, ведь ты нуждаешься в этом. Нет никакого смысла сопротивляться этому, Мэри. Сопротивление бесполезно. Я слишком силен для тебя. Ты всегда сможешь избавиться от лишнего веса, если только по-настоящему этого захочешь, когда ты будешь готова к этому, но прямо сейчас тебе нужно расслабиться, оттянуться, и ты знаешь об этом. Ты перенапряглась. Я хочу посвятить тебе всего себя. Оставь свой мир и войди в мой. Ты знаешь, как он вкусен, ты знаешь, как в нем комфортно. Давай, Мэри. Ты принадлежишь мне. Хорошие девочки не говорят «нет!».

Так уже во взрослой жизни проявляются бегство от страданий незащищенного ребенка в «убежище» лишних килограммов и привычка переполнять себя пищей. Жизненные невзгоды оживляют в подсознании человека трагедию «брошенного ребенка» и запускают механизмы защиты.

Вырастая, такой ребенок, даже сбросив броню из лишних килограммов, не застрахован, как и любой другой человек, от стрессов и тревожных ситуаций. Все потенциально опасное для человека, не нашедшего в своей душе Ангела-хранителя, может пробудить Демона переедания из детства. Его оживление проявляется не только в знакомом устранении тревоги, но также в хроническом невнимании к любым своим эмоциональным запросам. Человек запрещает себе получать радость в доверительном человеческом общении, поддерживая лишь актуальную потребность в еде.

Возвращающийся Хитрый Жир убаюкивает в своих объятиях и заставляет забыть естественные телесные потребности в отдыхе и активных движениях, радости сексуальных взаимоотношений, удовольствии от быстрой легкой походки, от ощущения дуновения легкого ветерка на поверхности кожи и многое другое, что связано с настоящим стройным телом.

В отношениях с пищей утрачиваются тонкие вкусовые оттенки, обонятельные удовольствия от вкусных продуктов и блюд. Все пищевое разнообразие, созданное веками в национальных кухнях разных народов, превращается в пресную еду, от пресса которой чувствуется лишь тяжесть. Суррогатом пищевого удовольствия становится переполненность желудка после 2 — 3 килограммов проглоченной пищи.

Но и это не все. Демон переедания и Хитрый Жир наделяют человека особой слепотой к потребности проявлять свою индивидуальность и учат игнорировать свои желания. Страх к удовлетворению своих желаний оборачивается тем, что человек боится заявлять о них, опасается, что окружающие отвернутся от него.

В этой связи психологии известен факт «гиперсоциальности» людей, склонных к перееданию. Заботясь об удовлетворении потребностей других людей, они забывают о себе. Однако причина этого не доброта, а детское неумение заботиться о себе и страх брошенного ребенка, что ты снова будешь отвергнут.

Окружающие в таком случае воспринимаются через призму раннего опыта общения с отвергавшей ребенка матерью. Формируется устойчивая иллюзия того, что если ты будешь меньше обременять других своими потребностями и чувствами, то люди будут более благосклонны: «Не буду докучать мамочке, чтобы она не сердилась!»

ОСВОБОЖДАЕМСЯ ОТ РОЛИ ЖЕРТВЫ

Многие переедающие люди находятся в состоянии, в котором они отдали свои способности управлять пищевым поведением на откуп Демону переедания. Нужно признать это состояние БЕССИЛИЕМ, СОСТОЯНИЕМ СЛЕДСТВИЯ, ПОТЕНЦИАЛЬНЫМ ИСТОЧНИКОМ НЕПРИЯТНОСТЕЙ или используемым здесь словом «ЗАВИСИМОСТЬ».

Важно понять, что сегодня вы не человек в состоянии СЛЕДСТВИЯ. Вы являетесь ПРИЧИНОЙ того, что делаете себя СЛЕДСТВИЕМ зависимости от Демона переедания. Интересно решать эту головоломку?

Изучите предлагаемую таблицу, в которой показано различие между Демоном переедания и Ангелом-хранителем. Давайте еще раз посмотрим на причины, по которым взрослый человек стремится оставаться в младенческом амплуа жертвы.

Человек наверняка находит что-то положительное и исключительно важное в своем положении зависимого от еды. На самом деле человек никогда бы не зависел от пищи, если бы в этом не было какой-то пользы, перекрывающей недостатки. Положительное намерение, скрытое в переедании, — это уменьшение тревоги, получаемое под защитой Демона переедания. Однако вы в состоянии найти и другие, более уравновешенные способы достижения эмоционального комфорта.

Что касается отрицательного, то, наверное, с идеей быть автором своей жизни связано что-то ужасное. Существуют совершенно определенные рассмотренные выше причины из детства, которые поддерживают идею, что небезопасно оставаться без чьей-то внешней защиты, даже если это Демон.

Однако, когда вы делаете Демона переедания чем-то внешним, независимым от вас, вы отказываетесь брать ответственность за его проявления и выбираете безопасную позицию жертвы ужасного Демона. В психологии это называется идентификацией с агрессором, когда жертва насилия влюбляется в насильника. Однако вы вправе не влюбляться в тех, кто приносит вам очевидный ущерб.

Вы не обязаны любить и других, и самого себя, когда вас пытаются разрушить или когда вы сами занимаетесь саморазрушением. Тот, кто считает иначе, все еще является младенцем и предает свои возможности взрослой жизни.

Скорее всего, у вас есть свои причины застрять в состоянии пищевой зависимости и быть СЛЕДСТВИЕМ ранних травматичных переживаний. Возможно даже, что их достаточно много, они тяжелые, и, наверное, обобщение увеличило их количество и тяжесть. Однако, когда мы говорим о Демоне переедания, мы не предлагаем вам еще один вариант сохранения себя в ситуации СЛЕДСТВИЯ и ухода от ответственности. Это лишь способ разобрать гору травматичных переживаний и осознать в себе определенную часть личности, мешающую быть стройной. Вы вовсе не обязаны до конца жизни подчиняться этому Демону внутри себя и в силах исправить ситуацию. Переедая сегодня, вы сами отвечаете за причинение вреда своей жизни.

Предупрежден — значит, защищен, но нужно ли защищаться от своего Демона переедания? Давайте просто дадим ему какое-нибудь имя. Так поступали волшебники в волшебных сказках. Они выведывали имя той силы, с которой предстояло бороться. И тогда злобный могущественный дракон становился послушным и подчинялся воле волшебника.

Нашим пациентам мы объясняем, что поскольку Демон переедания живет внутри вас, то и его имя уже есть в вашем распоряжении. Нужно лишь вспомнить его или придумать. Но не головой, а разумом сердца, ощущениями тела, в путешествии по следам памяти. Давая ему ИМЯ, вы ИМЕЕТЕ возможность распоряжаться им. И уж тогда исходите из ваших предпочтений. Можно поговорить с ним на равных, а можно даже найти в себе силы поблагодарить за ту защиту, что была дана вам вашим Демоном в детстве.

Из Гадины, Змея, Зверя и проч. он превращается в собаку, верного стражника у колыбели, оберегающего покой младенца. Тот же Демон, но уже в образе волчицы (как вы понимаете вечно голодной и прожорливой) помог одной нашей пациентке уже во взрослом возрасте разорвать унижающий ее брак.

«Волчица, — рассказывала эта пациентка из г. Магнитогорска, — очень свободолюбивое и гордое животное. Если она попадает в капкан, она перегрызает себе лапу». После такого понимания человек уже сам волен пользоваться силой своего Демона-защитника, призывать его по имени в экстремальных случаях, когда необходимо дать отпор и отстоять свои границы.

Демон переедания становится Духом-покровителем — природной ипостасью вашего Ангела-хранителя. Это ваша животная природа, ваша природная сила и способность к выживанию. Понимаете, о чем идет речь? Вовсе необязательно набрасываться с кулаками на своего же собственного Демона переедания, нужно понять его глубинную природную роль в вашей жизни. Кроме того, вы уже хорошо знакомы с ним. Вы были с ним с самого детства, он — часть вашего детства и важная часть вас сегодняшней.

Итак, вы получаете возможность перейти в состояние, когда вы проявляете свои силы и способности, действуете с позиции активного деятеля и делаете свой жизненный выбор. Для успешной нормализации веса люди должны находиться именно в этом состоянии авторства. Ваша задача — перейти из состояния жертвы в состояние авторства своей жизни и вместо СЛЕДСТВИЯ стать ПРИЧИНОЙ.

Главное, что нужно предпринять, — это постепенно сделать себя большей ПРИЧИНОЙ происходящего в вашей жизни. Если это удается — вы на правильном пути. Вам больше не нужно тратить энергию, остерегаясь своих чувств, людей или ситуаций. Вы можете быть ответственной за свои собственные действия, и дальнейшее продвижение вперед будет более уверенным.

 

Сергей ДРЕМОВ





Мнения пользователей

Катя  (2011-10-05)
Вся статья полный бред!!! Ведь вы когда едите шоколад, пироженное или курицу с макаронами какая у вас первая мысль появляется – что вы недолюбленные в детстве? Конечно нет! Вкусная или не вкусная еда, так и берете добавку когда еда оказалась вкусной, ведь если еда не вкусная то и добавки не попросите, мало того не съедите того что положили вам, вы же не думаете что вас не долюбили в детстве, вот поэтому вы едите еще одну шоколадку или попросили добавки курицы с макаронами! В избытке еды виноваты пищевые добавки, которые улучшаю, стабилизируют, ароматизируют еду! И именно из-за них мы хотим есть еще и еще ту же самую картошку фри, шоколад или курочку со специей маги на второе!


Нина Матвеева  (2011-05-11)
Спасибо, лучше поздно об этом узнать, чем никогда!!!!!!!


Лада  (2011-03-31)
Очень полезная статья. Надеюсь, она поможет мне, наконец-то, обрести полноту бытия.


Борис  (2011-02-17)
Сперва, будущим пациентам внушают, что в детстве они были несчастны, лишены родительской любви и заботы. Затем лечат от болезни, которую сами и привнесли. Это терапия по "Борменталевски".


Юлия  (2008-09-16)
Я всегда знала, что еда и выпивка, когда они чрезмерны, это просто способ убежать от реальности и компенсировать себе какие-то недостатующие в эмоциональном плане пробелы, но никогда не связывала это с материнской и родительской любовью. Вообще, как здорово, что моя дочь еще в утробе любима и когда она совсем скоро появится на свет я буду матерью на 1 ступеньку выше, чем к сожалению, мои родители.


Елена  (2008-02-10) 
Очень интересная статья! Спасибо Сергей за прекрасные, доступные слова, которые заставляют задуматься о бытие...



Оставить мнение

Имя

E-mail (не обязательно)

Мнение


Введите код

 
  все статьи    все тесты    экспертная оценка    школа потребителя  




Яндекс цитирования Яндекс.Метрика
Rambler's Top100
Система Orphus


Нашли ошибку на сайте? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Copyright © "Потребитель".
Использование материалов сервера в on-line изданиях разрешается при наличии гиппертекстовой ссылки на semya.potrebitel.ru.
Ссылка должна содержать слова: "Журнал ПОТРЕБИТЕЛЬ. Семейная психология".
Использование материалов в off-line изданиях возможно лишь с письменного разрешения редакции.
По вопросам размещения рекламы, ошибкам на сайте, предложениям по работе сайта -


Место для рекламы:

Здесь купить недорого плед крючком схема детский.